Представительство в арбитражном суде по доверенности

Представительство в арбитражном суде по доверенности

Представительство в арбитражном суде по доверенности

Статья 61 АПК РФ. Оформление и подтверждение полномочий представителя

1. Полномочия руководителей организаций, действующих от имени организаций в пределах полномочий, предусмотренных федеральным законом, иным нормативным правовым актом или учредительными документами, подтверждаются представляемыми ими суду документами, удостоверяющими их служебное положение, а также учредительными и иными документами.

2. Полномочия законных представителей подтверждаются представленными суду документами, удостоверяющими их статус и полномочия.

3. Полномочия адвоката на ведение дела в арбитражном суде удостоверяются в соответствии с федеральным законом.

4. Полномочия других представителей на ведение дела в арбитражном суде должны быть выражены в доверенности, выданной и оформленной в соответствии с федеральным законом, а в случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации или федеральным законом, в ином документе. Полномочия представителя также могут быть выражены в заявлении представляемого, сделанном в судебном заседании, на что указывается в протоколе судебного заседания.

5. Доверенность от имени организации должна быть подписана ее руководителем или иным уполномоченным на это ее учредительными документами лицом и скреплена печатью организации (при наличии печати).

6. Доверенность от имени индивидуального предпринимателя должна быть им подписана и скреплена его печатью или может быть удостоверена в соответствии с частью 7 настоящей статьи.

7. Доверенность от имени гражданина может быть удостоверена нотариально или в ином установленном федеральным законом порядке.

Комментарии к ст. 61 АПК РФ

1. Для подтверждения полномочий руководителей организаций суду могут быть представлены надлежащим образом оформленные копии протоколов собраний учредителей (участников) юридических лиц или приказов руководящих органов организаций (выписки из них) об избрании или назначении гражданина руководителем организации, копии учредительных документов организации и т.д. Арбитражный суд, рассматривающий дело, может потребовать от руководителя организации представить для ознакомления оригиналы указанных документов.

Полномочия законных представителей могут быть подтверждены следующими документами, удостоверяющими их статус:

1) родители вправе представить суду документы, подтверждающие их родство с представляемым ими лицом, участвующим в деле, — паспорт, метрики, соответствующие документы, выданные органами записи актов гражданского состояния;

2) усыновители могут представить суду копию вступившего в законную силу решения суда об установлении усыновления (удочерения) ребенка, соответствующие документы, выданные органами записи актов гражданского состояния;

3) опекуны и попечители вправе представить суду копии решений органов опеки и попечительства, в соответствии с которыми они назначены опекунами или попечителями представляемых ими лиц, участвующих в деле.

При проверке полномочий представителя-адвоката следует учитывать, что в случаях, предусмотренных федеральным законом, адвокат должен иметь ордер на исполнение поручения, выдаваемый соответствующим адвокатским образованием (коллегией адвокатов, адвокатским бюро, юридической консультацией). В иных случаях адвокат представляет доверителя на основании доверенности (п. 2 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»). Так, по мнению Высшего Арбитражного Суда РФ , в производстве по делу об административных правонарушениях в соответствии с ч. 3 ст. 25.5 КоАП может участвовать адвокат-защитник, полномочия которого удостоверяются ордером.

Вестник ВАС РФ. 2004. N 10.

2. Полномочия других представителей на ведение дел в арбитражном суде должны быть выражены в доверенности, выданной представляемым лицом, участвующим в деле, или организацией. В соответствии со ст. 185 ГК доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу для представительства перед третьими лицами. Доверенность от имени организации выдается за подписью его руководителя или иного лица, уполномоченного на это учредительными документами, и должна быть скреплена печатью этой организации. Согласно ст. 186 ГК срок действия доверенности не может превышать трех лет. Если срок в доверенности не указан, она сохраняет силу в течение года со дня ее совершения. Доверенность, в которой не указана дата ее совершения, ничтожна.

3. Положения ч. 4 комментируемой статьи допускают оформление полномочий представителя в протокольной форме в ходе судебного заседания. Такое оформление полномочий представителя возможно только при личном участии представляемого участника процесса и может быть им сделано в форме как устного, так и письменного заявления. При этом представляемый должен сообщить суду об объеме полномочий представителя. Данные представителя и объем предоставленных ему полномочий указываются в протоколе судебного заседания. С момента принятия судом соответствующего заявления представляемого лица его представитель вправе реализовывать права и несет обязанности участника процесса.

4. Индивидуальный предприниматель согласно ч. 6 комментируемой статьи вправе оформить доверенность своему представителю, подписав ее лично и скрепив своей печатью (при ее наличии), или оформить доверенность в порядке, предусмотренном для гражданина (ч. 7 ст. 61 АПК). Гражданину, участвующему в арбитражном процессе, предоставлено право обратиться к нотариусу, занимающемуся частной практикой, за удостоверением доверенности, которую гражданин выдает своему представителю. При этом необходимо учитывать, что к нотариально удостоверенным согласно п. 3 ст. 185 ГК приравниваются:

— доверенности военнослужащих и других лиц, находящихся на излечении в госпиталях, санаториях и других военно-лечебных учреждениях, удостоверенные начальником такого учреждения, его заместителем по медицинской части, старшим или дежурным врачом;

— доверенности военнослужащих, а в пунктах дислокации воинских частей, соединений, учреждений и военно-учебных заведений, где нет нотариальных контор и других органов, совершающих нотариальные действия, также доверенности рабочих и служащих, членов их семей и членов семей военнослужащих, удостоверенные командиром (начальником) этих части, соединения, учреждения или заведения;

— доверенности лиц, находящихся в местах лишения свободы, удостоверенные начальником соответствующего места лишения свободы;

— доверенности совершеннолетних дееспособных граждан, находящихся в учреждениях социальной защиты населения, удостоверенные администрацией этого учреждения или руководителем (его заместителем) соответствующего органа социальной защиты населения.

5. Лицо, которому выдана доверенность, должно лично совершать те действия, на которые оно уполномочено. Оно может передоверить их совершение другому лицу, если уполномочено на это доверенностью. Доверенность, выдаваемая в порядке передоверия, должна быть нотариально удостоверена с соблюдением правил, установленных ст. 187 ГК.

6. Поскольку допускается участие в деле в качестве представителя не только адвоката, но и иных лиц, оказывающих юридическую помощь, необходимо обратить внимание на некоторые особенности оформления и подтверждения полномочий таких представителей. Если указанный представитель является индивидуальным предпринимателем, оказывающим юридическую помощь гражданам, то его полномочия могут быть закреплены в гражданско-правовом договоре, заключаемом между ним и его доверителем, или дополнительно оформлены доверенностью, выданной представляемым лицом, участвующим в деле. Если же представитель является сотрудником организации, оказывающей юридическую помощь, с которой у доверителя заключен соответствующий договор (например, договор поручения или агентский договор), то полномочия представителя могут быть оформлены доверенностью или иным документом, содержащим поручение на ведение дела, которые выдаются этой организацией. В этом случае в подтверждение своих полномочий представитель также может предоставить арбитражному суду вышеуказанный договор между доверителем и организацией, сотрудником которой он является.

Представитель в арбитражном суде

Видео-блог Адвоката Мугина А.С.

Подписывайтесь на мой канал в Telegram

Я расскажу о последних новостях и публикациях.
Читайте меня, где угодно. Будьте всегда в курсе главного!

Споры в арбитражном суде дело не всегда простое. Кто будет представлять ваши интересы в суде, вы сами, штатный юрист или арбитражный адвокат, в конце концов, решать все равно вам.

В сегодняшней статье речь пойдет о представителе в арбитражном суде, кто им может быть, как оформляются его полномочия.

В соответствии с ч. 3 ст. 59 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) представителями граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, и организаций могут выступать в арбитражном суде адвокаты и иные оказывающие юридическую помощь лица.

Организации ведут свои дела в арбитражном суде через свои органы, действующие в соответствии с законом или учредительными документами организаций. Полномочия того или иного органа определяются законом и учредительными документами организации, которые, в свою очередь, также могут поручить ведение дела в арбитражном суде представителю.

Руководители организаций подтверждают свои полномочия представляемыми суду документами, удостоверяющими их служебное положение, а также учредительными документами и иными документами. Под руководителем организации, в ст. 61 АПК РФ, понимается орган, который в соответствии с законом и учредительными документами организации уполномочен на ведение дел в судах. Применительно к коммерческим организациям это, как правило, единоличный исполнительный орган (Генеральный директор, Президент и пр). Документами, подтверждающими полномочия руководителей, обычно являются устав, и решение (протокол общего собрания участников или акционеров) единственного участника (акционера) о назначении руководителя на должность.

Конечно, представитель должен быть полностью дееспособным и не состоять под опекой или попечительством.

Полномочия представителей на ведение дела в арбитражном суде должны быть выражены в доверенности.

В случае представления интересов гражданина, доверенность должна быть нотариально удостоверена или удостоверена в ином установленном федеральным законом порядке, то же самое относится и к индивидуальным предпринимателям у которых нет печати (закон позволяет индивидуальным предпринимателям не использовать печать).

Доверенность от имени организации должна быть подписана ее руководителем или иным уполномоченным лицом и скреплена печатью организации.

Полномочия представителя также могут быть выражены в устном заявлении, сделанном уполномоченным лицом в судебном заседании.

Что касается того, в каком виде должна быть предоставлена доверенность, подтверждающая полномочия представителя в судебном заседании, то, как разъяснил в Информационном письме от 22.12.2005 № 99 Президиум ВАС РФ «Об отдельных вопросах практики применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» статьей 61 АПК РФ не предусмотрена возможность предъявления в судебном заседании вместо подлинной доверенности ее копии. Лицо, которому выдана доверенность, представляет арбитражному суду в судебном заседании подлинную доверенность. Она приобщается к материалам арбитражного дела или возвращается представителю взамен предъявленной им копии, надлежащим образом заверенной.

Надлежащим образом заверенной копией доверенности является, в частности, копия доверенности, верность которой засвидетельствована нотариусом или арбитражным судом, рассматривающим дело.

Относительно подтверждения полномочий адвоката на участие в арбитражном процессе, то ордер на исполнение поручения, выдаваемый соответствующим адвокатским образованием, адвокат должен представлять в случаях, предусмотренных законом. В остальных случаях адвокат представляет доверителя на основании доверенности. В арбитражном суде ордер адвокату необходим только в случае представления интересов доверителя в качестве лица, в отношении которого ведется дело об административном правонарушении (см. также Информационное письмо ВАС РФ от 13.08.2004 № 82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации».

По поводу правильности оформления доверенности, помню, был забавный случай, когда я, представляя интересы ответчика, несколько раз откладывал судебное заседание по той причине, что представитель истца представил в суд доверенность в простой письменной форме, выданной руководителем структурного подразделения одной очень крупной и известной многофилиальной организации, который, в свою очередь, также действовал на основании доверенности. Напомню, что в соответствии со ст. 187 Гражданского кодекса Российской Федерации доверенность, выдаваемая в порядке передоверия, должна быть нотариально удостоверена.

Представитель вправе совершать от имени представляемого им лица все процессуальные действия, при этом полномочия на подписание искового заявления и отзыва на исковое заявление, заявление об обеспечении иска, передачу дела в третейский суд, полный или частичный отказ от исковых требований и признание иска, изменение основания или предмета иска, заключение мирового соглашения и соглашения по фактическим обстоятельствам, передачу своих полномочий представителя другому лицу (передоверие), а также право на подписание заявления о пересмотре судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам, обжалование судебного акта арбитражного суда, получение присужденных денежных средств или иного имущества должны быть специально оговорены в доверенности, если вы такие права предоставляете своему представителю.

Теперь в двух словах о том, чем адвокат по арбитражным делам отличается от иных оказывающих юридическую помощь лиц.

В последнее время неоднократно вставал вопрос о введении адвокатской монополии на арбитражное представительство. Не берусь утверждать, что это так уж необходимо, лично я знаю много юристов, чья квалификация позволяет на весьма достойном уровне отстаивать интересы клиента в арбитражном суде.

При этом я понимаю желание, в частности, судей ввести такую монополию, поскольку отсутствие зачастую недостаток опыта у представителя является причиной затягивания дел. Кроме того, очевидно, что в случае если участие в арбитражном процессе станет обязательным с привлечением арбитражных адвокатов, то силы сторон будут уравнены. На сегодняшний день сторона, чьи интересы представляет квалифицированный адвокат, изучивший опыт судов и судебную практику, имеет заведомое преимущество.

Заключая соглашение с адвокатом на ведение дела в арбитражном суде, вы, как минимум, можете быть уверены, что имеете дело с человеком, который обязан в силу закона оказывать именно квалифицированную юридическую помощь, а в случае, если адвокат недобросовестно относится к исполнению поручения, вы имеете инструменты воздействия на адвоката, например, пожаловаться на него в соответствующую адвокатскую палату.

Данная форма является, конечно, приблизительной и Вы сами вправе определять перечень полномочий, которыми наделяете своего представителя. Также вы можете ограничить, срок действия доверенности, круг организаций в которых представитель имеет полномочия, например, только Арбитражный суд г. Москвы, ограничить действие доверенности на конкретный арбитражный спор и прочее.

Энциклопедия заблуждений: Общая доверенность на ведение дел в суде или специальная?

Представитель в гражданском и в арбитражном судопроизводстве вправе совершать от имени представляемого все процессуальные действия (за исключением распорядительных действий, перечисленных ст. 54 ГПК РФ, ч. 2 ст. 62 АПК), а именно: знакомиться с материалами дела, делать выписки из них, снимать копии, заявлять отводы, представлять доказательства и участвовать в их исследовании, задавать вопросы лицам, участвующим в деле, свидетелям, экспертам и специалистам; заявлять ходатайства и др. (ч. 1 ст. 35, ст. 54 ГПК РФ, ч. 1 ст. 62, ч. 1 ст. 41 АПК РФ). Поскольку выдача доверенности на ведение дела в суде предполагает наличие всех названных полномочий, перечислять их в доверенности нет необходимости. Однако в доверенности, выдаваемой на ведение дела в арбитражном суде, может предусматриваться ограничение на осуществление представителем отдельных процессуальных действий (ч. 1 ст. 62 АПК РФ).

Полномочия на распорядительные действия, перечисленные в ст. 54 ГПК РФ, ч. 2 ст. 62 АПК, должны быть специально оговорены в доверенности. При отсутствии указания на них в доверенности признается, что представитель ими не обладает.

Что касается ведения административных дел, выданная представителю доверенность должна специально оговаривать право представителя на осуществление основных процессуальных действий, перечисленных в ч. 2 ст. 56 КАС РФ, а также право на их осуществление самостоятельно или с согласия представляемого лица. Речь идет о таких действиях, как подписание административного искового заявления и возражений на административное исковое заявление, подача их в суд; заключение соглашения о примирении сторон или соглашения сторон по фактическим обстоятельствам административного дела; полный либо частичный отказ от административного иска или его признание; изменение предмета или основания такого иска; возможность передоверия, и некоторых других.

Такие полномочия не могут быть определены в устном или письменном заявлении доверителя в суде (ч. 6 ст. 53 ГПК РФ, ч. 4 ст. 61 АПК РФ, ч. 5 ст. 57 КАС РФ). Заявление, сделанное в судебном заседании, — форма выражения только общих полномочий представителя. Закон же подчеркивает, что распорядительные полномочия должны быть выражены в доверенности. Адвокатский ордер (ордер на исполнение поручения, выдаваемый соответствующим адвокатским образованием) также удостоверяет право только на осуществление общих процессуальных полномочий представителя. Специальными распорядительными полномочиями адвокат наделяется путем выдачи доверенности (см. также вопрос 15 «Обзора судебной практики Верховного Суда РФ за третий квартал 2003 года (по гражданским делам)», утв. постановлениями Президиума Верховного Суда РФ от 3 и 24 декабря 2003 г., вопрос 15 «Ответов СК по гражданским делам Верховного Суда РФ на вопросы судов по применению норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации», утв. Президиумом Верховного Суда РФ 24.03.2004). Так, например, адвокат не вправе обжаловать решение суда, если он не имеет доверенности, в которой это право специально оговорено (см. определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 13.03.2000 N 26-Г00-1, п. 10 Обзора судебной практики Челябинского областного суда за второй квартал 2009 года). В то же время адвокат, назначаемый судом в соответствии со ст. 50 ГПК РФ, в частности, в случае отсутствия представителя у ответчика, место жительства которого неизвестно, вправе обжаловать судебные постановления по данному делу, и такое полномочие возникает у него в силу закона, а не доверенности (ст. 50 ГПК РФ, см. также п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 N 23 «О судебном решении»).

Должны быть специально оговорены в доверенности также полномочия на ведение дела о банкротстве. Доверенность на ведение дел в арбитражных судах, не содержащая такого специального указания, не предоставляет упомянутых полномочий (ст. 36 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»; см. также п. 44 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 N 35). Однако требование кредитора в порядке ст. 71 или ст. 100 Закона о банкротстве может быть подписано и предъявлено лицом, имеющим общую доверенность на ведение дел кредитора в арбитражных судах с правом подписания искового заявления (ч. 2 ст. 62 АПК РФ). Полномочия представителя на подписание заявления о признании должника банкротом и на голосование по вопросу заключения мирового соглашения должны быть прямо оговорены в доверенности (абз. второй п. 1 ст. 37, п. 2 ст. 40, абз. второй п. 2 ст. 150 Закона о банкротстве).

Следует учитывать, что независимо от содержания доверенности представителю стороны, участвующему в деле в ее отсутствие, принадлежит право признания обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения, если это не влечет за собой полного или частичного отказа от исковых требований, уменьшения их размера, полного или частичного признания иска, поскольку закон не требует, чтобы указанное право было специально оговорено в доверенности (п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 N 23).

Прямо сейчас заберите у «Клерка» 4 000 рублей при подписке на « Клерк.Премиум» до 12 ноября.

Подробности и условия самой обсуждаемой акции «Клерка» здесь.

Отголоски «процессуальной революции»: как решить спорные вопросы профессионального представительства

UPD: 16.07.2020 г. принято постановление Конституционного Суда РФ по жалобе ООО «Александра» и К.В. Бударина, согласно которому нормы АПК не предполагают ограничения права организации поручать ведение дела от имени этой организации в арбитражном процессе связанному с ней лицу, в частности, ее учредителю (участнику) или работнику, не имеющему высшему юридического образования либо ученой степени по юридической специальности, однако, обладающему, по мнению представляемой организации, необходимыми знаниями и компетенцией в области общественных отношений, спор из которого подлежит разрешению арбитражным судом. Однако, подобное лицо может быть допущено к участию в арбитражном процессе в качестве представителя организации при условии, что интересы этой организации в арбитражном суде одновременно представляют также адвокаты или иные оказывающие юридическую помощь лица, имеющие юридическое образование или ученую степень (п. 7 Постановления).

Следовательно, указанные ниже выводы заметки не потеряли своей актуальности.

Вот уже более двух месяцев прошло с тех пор, как вступили в силу основные нормы «процессуальной революции», в частности, о профессиональном представительстве в арбитражном процессе. Можно смело отметить, что сейчас уже редко какие «иные оказывающие юридическую помощь» представители забывают взять с собой в заседание диплом о высшем юридическом образовании.

Но если необходимость предъявление диплома в заседании сомнений не вызывает, то вопрос о необходимости приложения диплома при подаче иска (когда таковой подписан представителем по доверенности) открыт и отражения в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2019 г. № 26 не получил.

Недавно столкнулся со следующей ситуацией. Истец подал иск, подписанный представителем истца по доверенности, но без приложения диплома. Иск принят к производству в порядке «упрощенки». Возник вопрос: возможно ли данный иск оставить без рассмотрения на основании того, что иск не подписан или подписан неуправомоченным лицом (п. 7 ч. 1 ст. 148 АПК РФ)?

Существует мнение, что диплом к иску прилагать не обязательно. В этом случае оснований для возврата иска или его оставления без рассмотрения (в случае его принятии) не будет, поскольку:

  1. в статье 126 АПК РФ, устанавливающей перечень приложений к иску, указание на необходимость приложения к иску документа об образовании или ученой степени лица, подписавшего иск, отсутствует (в то время как в статье 126 КАС РФ на это есть прямое указание).
  2. диплом не является документом, подтверждающим полномочия. Понятия документ, удостоверяющий полномочия и документ о высшем юридическом образовании (или ученой степени) – разделимые и не равнозначные.

Аналогичный подход нашел свое отражение и в судебной практике:

«Действительно, к иску не были приложены документы, подтверждающие наличие у Шевелева В.Ю. статуса представителя — документы о высшем юридическом образовании или об ученой степени по юридической специальности. Вместе с тем, из статьи 129 АПК РФ не следует, что не представление с иском документов, подтверждающих наличие высшего юридического образования или ученой степени, является основанием для возвращения искового заявления. Требования к документам, которые должны быть в обязательном порядке приложены к иску, установлены статьей 126 АПК РФ. В статье 126 АПК РФ отсутствует указание на необходимость приложения к исковому заявлению документов, подтверждающих наличие высшего юридического образования или ученой степени… При наличии у суда сомнений в статусе лица, подписавшего иск применительно к наличию у него высшего юридического образования или ученой степени, а также при отсутствии у суда достоверной информации о несоответствии представителя данным требованиям, суду надлежало оставить иск без движения и предложить истцу представить соответствующие документы либо иск, подписанный законным представителем организации либо иным уполномоченным лицом с подтверждением статуса представителя применительно к положениям ч. 3 ст. 59, ст. 61, ч. 1 ст. 125 АПК РФ.

При таких обстоятельствах, определение суда от 09.10.2019 является незаконным и подлежит отмене как принятое с нарушением положений статей 9, 125, 126, 128, 129 АПК РФ» (постановление 15 ААС от 07.11.2019 г. № 15АП-19206 по делу А53-36443/2019).

Однако, лично я с таким подходом категорически не согласен.

Читайте также  Можно ли не присутствовать на суде истцу

Безусловно, отсутствие в АПК РФ указания на необходимость приложения диплома к иску при его подаче в совокупности с нормами КАС РФ (где на это указывается напрямую) создает определенную коллизионность в правоприменительном подходе.

Вместе с тем, нельзя разграничивать подтверждение полномочий и подтверждение высшего юридического образования, поскольку данные явления взаимосвязаны и служат неразрывными составляющими единой конструкции – института представительства.

На мой взгляд, внесенные в АПК РФ изменения четко закрепили эти два главных составляющих, а именно статус и полномочность представителя. И если полномочия законных/специальных представителей образуются в силу закона и вытекают из самого статуса (в связи с чем для их подтверждения достаточно подтвердить сам факт наделения лица таким статусом), то от профессиональных представителей требуется подтверждения и полномочий, и профессионального статуса, поскольку полномочиями их наделяет доверитель, а реализовать таковые в отсутствие статуса не представляется возможным.

Иными словами, даже при наличии у лица «генеральной» судебной доверенности, в отсутствие документа, подтверждающего его профессиональный статус (удостоверение адвоката/диплом о высшем юридическом образовании и т.д.) в качестве судебного представителя такое лицо рассматриваться не может.

Указанный вывод достаточно четко согласуется со смыслом закрепленных в статьях 59, 61, 125 АПК РФ положений в их совокупном толковании.

Так, согласно части 3 статья 59 АПК РФ представителями граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, и организаций могут выступать в арбитражном суде адвокаты и иные оказывающие юридическую помощь лица, имеющие высшее юридическое образование либо ученую степень по юридической специальности.

Частью 4 статьи 61 АПК РФ иные оказывающие юридическую помощь лица предоставляют суду документы о высшем юридическом образовании или об ученой степени по юридической специальности, а также документы, удостоверяющие их полномочия.

Из части 1 статьи 125 АПК РФ следует, что иск может быть подписан либо истцом (физическим лицом, законным представителем юридического лица) либо его представителем.

Следовательно, наличие у подписанта иска доверенности (в отсутствие документов о высшем юридическом образовании) не достаточно для возникновения у такого подписанта статуса представителя в арбитражном суде и, как следствие, возможности реализации соответствующих полномочий. Таким образом, подписание искового заявления лицом, не имеющим полномочий на его подписание и (или) подачу в суд, в том числе не подтвердившим наличие у него высшего юридического образования, в силу обновленной редакции пункта 6 части 1 статьи 129 АПК РФ является основанием для возврата иска. Аналогичные правила применяются и при возврате заявления о выдаче судебного приказа.

Любопытно, что данный подход, который представляется мне наиболее правильным, также получил свое развитие в правоприменительной практике (определения АС Республики Мордовия от 10.12.2019 г. по делу А39-14125/2019, от 09.12.2019 г. по делу А39-13996/2019, АС г. Москвы от 17.12.2019 г. по делу А40-321967/2019, постановление 17 ААС от 12.11.2019 г. № 17АП-16545/2019 по делу А50-29533/2019).

Применяя этот подход к изначально поставленному мной вопросу и учитывая, что иск оппонента без диплома уже принят к производству, на мой взгляд имеются все основания для его оставления без рассмотрения на основании п. 7 ч. 1 ст. 148 АПК РФ.

В завершение хотелось бы отметить, что лично я с 1 октября 2019 г. взял себе за правило: без диплома я — не представитель. И при совершении большинства арбитражных процессуальных действий не нужно пренебрегать приложением его копии. Исключениями могут являться совершение данных действий непосредственно в заседании или когда такие действия ограничиваются лишь передачей документа — например, подача ходатайства через экспедицию суда. А в остальном, действуя по доверенности, всё просто: подписываете иск – нужен диплом. Готовите отзыв на заявление в рамках банкротного дела – аналогично. Направляете ходатайство через «Мой арбитр» – само собой (его могут отклонить со ссылкой на пп. 11 п. 4.5 раздела 4 Порядка подачи документов в электронном виде). Даже на ознакомление с материалами арбитражного дела не нужно забывать про документ, подтверждающий профессиональный статус, т.к. в его отсутствие дело могут попросту не выдать (и такое бывало). Следование этому простому правилу поможет избежать большинства рисков, которые в условиях зачастую ограниченного времени вовсе ни к чему.

P.S. пользуясь темой заметки, хотелось бы затронуть еще одну пограничную ситуацию.

В одном из дел процессуальный оппонент представил диплом, подтверждающий наличие у него высшего образования, но полученного в другом государстве. Возник логичный вопрос: допустимо ли участие в арбитражном процессе представителя, получившего высшее юридическое образование в иностранном ВУЗе (в нашем случае – украинском)?

Сомнения длились недолго. По смыслу статьи 107 Федерального закона от 29.12.2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», В РФ признается иностранное образование, подпадающее под действие международных договоров о взаимном признании, а также полученное в иностранных образовательных организациях, перечень которых устанавливается Правительством РФ. По общему правилу, обладателям признаваемого в РФ иностранного образования предоставляются те же профессиональные права, что и обладателям соответствующего образования, полученного в Российской Федерации.

Таким образом, если лицо получило высшее юридическое образование в образовательной организации из утвержденного распоряжением Правительства РФ от 20.04.2019 № 798-р перечня или в ВУЗе государства, с которым Российской Федерацией заключен международный договор/протокол о взаимном признании, такое образование признается и приравнивается к образованию, полученному в России. К слову, подобных международных соглашений о взаимном признании насчитывается десятки.

Применительно к нашей ситуации между Россией и Украиной действует соглашение от 26.05.2000 о взаимном признании и эквивалентности документов об образовании и ученых званиях, согласно которому диплом о высшем профессиональном образовании и квалификации дипломированного специалиста, выдаваемый в Российской Федерации, и диплом о полном высшем образовании и квалификации специалиста, выдаваемый в Украине, признаются эквивалентными (статья 8 Соглашения).

Следовательно, уполномоченный представитель оппонента, получивший высшее юридическое образование в украинском ВУЗе, может иметь доступ к правосудию и допущен к участию в судебном заседании арбитражного суда.

Всем процессуальных побед и с наступающим Новым годом!

КС: В арбитражных спорах допустимо участие иных представителей юрлица, помимо адвоката или юриста

Конституционный Суд вынес Постановление № 37-П/2020 по жалобе ООО «Александра» и его учредителя Константина Бударина на ряд норм АПК РФ, регламентирующих порядок участия в арбитражном судопроизводстве представителей юридического лица.

Повод для обращения в КС и позиция заявителей

При рассмотрении кассационной жалобы общества на судебные акты по оспариванию решения налогового органа арбитражный суд округа не допустил до судебного разбирательства одного из его учредителей и исполнительного директора Константина Бударина в качестве представителя этого юрлица. Отказ суд округа мотивировал тем, что Бударин как не является генеральным директором ООО, так и не имеет высшего юридического образования или ученой степени по такой специальности. В связи с этим в кассационной инстанции интересы общества защищали два его представителя по доверенности, удовлетворяющие квалификационным требованиям.

В жалобе в Конституционный Суд заявители указали, что ч. 3 ст. 59, ч. 4 ст. 61 и ч. 4 ст. 63 АПК противоречат Основному Закону, поскольку не позволяют участнику (учредителю) ООО, являющемуся его исполнительным директором, глубоко осведомленному о специфике его предпринимательской деятельности и до того успешно выступавшему представителем в спорах с участием общества, представлять интересы последнего в арбитражном суде на основании доверенности без юридического образования.

КС проанализировал порядок судебного представительства в ряде отраслей права

После изучения материалов дела высшая судебная инстанция напомнила, что право на судебную защиту не предполагает выбора по своему усмотрению любых ее способов и процедур, а право вести свои дела в суде через самостоятельно избранного представителя не означает возможности участия в судопроизводстве любого лица в качестве представителя. В свою очередь, законодатель уполномочен установить критерии квалифицированной юридической помощи и обусловленные ими особенности допуска тех или иных лиц в качестве защитников или представителей в конкретных видах судопроизводства, но при этом должен обеспечиваться баланс публичных интересов и законных интересов лица.

В рамках арбитражного судопроизводства отступление от принципа диспозитивности при выборе представителя возможно, лишь если установленные законодателем ограничения продиктованы конституционно значимыми целями. При этом подходы, продиктованные, к примеру, спецификой административного судопроизводства с участием граждан по конкретным делам, предметом которых были публичные отношения, не связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, не могут быть автоматически распространены на любые дела с участием организаций в арбитражном процессе.

Конституционный Суд также отметил, что, в отличие от граждан, организации по своей природе не могут непосредственно участвовать в судопроизводстве, поэтому отсутствие у них возможности иметь представителя для реализации своих прав как участника арбитражного процесса лишало бы их самого права на судебную защиту на основе конституционных принципов состязательности и равноправия сторон. Таким образом, подчеркнул Суд, оспариваемые заявителями нормы устанавливают лишь минимальный стандарт обеспеченности участников арбитражного судопроизводства квалифицированной юридической помощью. Соответственно, они предполагают необходимость того, чтобы в случае ведения лицом дела в арбитражном суде через представителей (за исключением лиц, которые в силу закона, иного правового акта или учредительного документа уполномочены выступать от имени организации) оно гарантированно бы имело профессионального представителя.

При этом, пояснил КС, такие нормы не ограничивают право лиц, участвующих в деле, иметь нескольких представителей. «Такая возможность – когда хотя бы один представитель в силу императивного указания закона должен иметь высшее юридическое образование либо ученую степень по юридической специальности, а иные в силу обусловленной их статусом учредителей (участников) или трудовыми отношениями правовой связи между ними и организацией обладают практическими познаниями и могут довести до суда значимую информацию применительно к тем отношениям с участием данной организации, спор из которых вынесен на разрешение арбитражного суда, – отвечает как цели реализации права на доступ к суду, так и целям достижения процессуальной эффективности, экономии в использовании средств судебной защиты, прозрачности осуществления правосудия, поскольку позволяет сторонам разбирательства представить суду свои доводы максимально компетентно, наиболее полно раскрыть детали спорных материальных правоотношений», – отмечено в постановлении.

Следовательно, спорные нормы, требуя, чтобы при наличии у лица, участвующего в деле, нескольких представителей хотя бы один из них (за исключением лиц, осуществляющих представительство в силу закона, иного правового акта или учредительного документа организации) имел высшее юридическое образование либо ученую степень по такой специальности, не возлагают те же квалификационные ограничения на иных представителей данного лица. Такое правило не расходится и с подходами, принятыми законодателем в иных отраслях права (в частности, уголовно-процессуальном).

В налоговых спорах могут участвовать и представители юрлица без высшего юридического образования

«Такой исключительно формальный критерий, как наличие высшего юридического образования либо ученой степени в области права, а равно адвокатского статуса, не дает реальной гарантии оказания представителем эффективной помощи, поскольку многообразие споров, входящих в компетенцию арбитражных судов, сложность в регулировании отдельных правоотношений позволяют утверждать, что даже самый опытный адвокат не может быть достаточно компетентным во всяком арбитражном деле. Во многих случаях о необходимой квалификации для ведения дела может свидетельствовать наличие у лица, вовлеченного в деятельность представляемой организации, не столько юридического, сколько иного специального образования», – отметил КС.

Суд добавил, что отсутствие возможности привлечь в качестве представителей (наряду с адвокатами и другими лицами, имеющими высшее юридическое образование либо ученую степень по юридической специальности) тех лиц, которые связаны с организацией и в силу корпоративного участия, имущественных, трудовых отношений способны оказывать влияние на ее деятельность, несоразмерно ограничивало бы права участвующей в деле организации довести до суда свою позицию в тех случаях, когда организация заинтересована в представлении суду их объяснений.

В рассматриваемом деле, пояснил КС, Константин Бударин был глубоко вовлечен в деятельность общества, а его объяснения могли содержать ценную для суда информацию, так как рассмотрение налоговых споров касается разрешения не только сугубо правовых вопросов, но и правильности ведения бухгалтерского и налогового учета и отчетности, а такой вид деятельности осуществляют бухгалтеры, аудиторы и в целом лица, имеющие финансовое и экономическое образование. При этом в налоговых спорах распространена практика совместного представительства интересов налогоплательщика с участием одновременно профессионального юриста и профильного работника организации (исполнительного директора, главного бухгалтера, бухгалтера), обладающего финансовым или экономическим образованием и сведущего в тех аспектах ее деятельности, которые подлежат судебному исследованию. Следовательно, заявители по делу столкнулись с неоправданным и непропорциональным ограничением права на судебную защиту.

В связи с этим Суд признал оспариваемые нормы соответствующими Конституции и распорядился пересмотреть судебные акты по делу заявителей.

Эксперты «АГ» поддержали выводы КС

Адвокат практики разрешения споров юридической фирмы «Инфралекс» Михаил Гусев отметил, что постановление Конституционного Суда разрешает достаточно спорный вопрос о применении положений АПК РФ, касающихся ограничения участия в деле представителей, не имеющих высшего юридического образования.

По мнению эксперта, позиция Суда представляется обоснованной и логичной, поскольку нормы АПК РФ преследуют прежде всего не цели ограничения права участников споров на судебное представительство, а цель обеспечения представления интересов лиц, участвующих в деле, квалифицированными представителями. «При этом, как верно отметил Конституционный Суд, по отдельным категориям споров (например, по вопросам налогообложения организаций) участникам споров требуется не только квалифицированная юридическая помощь, но и детальное знание и понимание внутренней деятельности организации. Представляется, что изложенный КС РФ подход позволит снизить риск необоснованного отказа в привлечении в качестве представителей по арбитражным делам лиц, непосредственно участвующих в управлении делами организаций. Такой подход при его реализации может привести к рассмотрению судами споров с учетом всех обстоятельств, имеющих существенное значение для дела, включая обстоятельства деятельности отдельно взятой организации», – убежден Михаил Гусев.

Юрист ART DE LEX Александра Козина напомнила, что Законом от 28 ноября 2018 г. № 451-ФЗ введено дополнительное требование для договорного представительства – наличие у представителя высшего юридического образования, при этом оно не предъявляется для органов юрлиц в силу ч. 4 ст. 53 АПК РФ, п. 1 ст. 53 ГК РФ. «Конституционный Суд допустил отход от указанных правил о наличии высшего юридического образования для иных лиц, не входящих в состав органов юридического лица, при наличии следующих критериев: лицо находится в тесной связи с организацией, обладает специальными знаниями, необходимыми для разрешения спора, и кроме него в процессе участвует хотя бы один профессиональный представитель. К таким выводам Суд приходит, выявляя цель введенных в 2018 г. новелл – минимальный стандарт обеспеченности сторон процесса квалифицированной юридической помощью, но стоит отметить, что это весьма вольное толкование императивной процессуальной нормы», – отметила она.

По словам эксперта, Конституционный Суд пытается исправить те отрицательные тенденции судебной практики, которые были выявлены по прошествии почти года с момента вступления в силу поправок в процессуальные кодексы. «Но и с теоретической, и с практической точки зрения Суд делает это неидеально, так как он не отвечает на ряд вопросов, которые, скорее всего, возникнут по ходу применения его позиции. В частности, означает ли, что для введения в процесс штатного сотрудника организации со специальными знаниями всегда необходимо будет привлекать юриста как второго представителя? А если в процессе в качестве представителя выступает руководитель организации? Иными словами, поскольку п. 3 ст. 59 АПК РФ разрешает руководителям организации представлять ее интересы в суде единолично, будет ли достаточно его присутствия для допуска в процесс иных штатных сотрудников по аналогии с делом в фабуле постановления?» – задалась вопросом Александра Козина.

По мнению эксперта, положительный ответ на данный вопрос полностью нивелирует требования п. 3 ст. 59 АПК РФ для организаций. «Это означает, что норма изначально была несовершенной, так как она не отвечает запросам практики. Отрицательный ответ налагает на организации дополнительное бремя по найму юристов для того, чтобы “допустить” в процесс нужного представителя, а это бессмысленные дополнительные издержки. Вне зависимости от ответа указанная проблема обозначила очевидные минусы введения образовательного ценза для представительства в суде. Это отмечает и Конституционный Суд: “…даже самый опытный адвокат не может быть достаточно компетентным во всяком арбитражном деле”. Логичным выводом из этого посыла было бы отдать на откуп организациям выбирать себе представителя из числа штатных сотрудников, если того требуют обстоятельства дела. Если же организация хочет воспользоваться услугами внешнего консультанта, то требование о высшем юридическом образовании не вызывает возражений, о чем Конституционный Суд уже неоднократно высказывался», – полагает юрист.

Александра Козина добавила, что Верховный Суд РФ также стремится скорректировать норму ч. 3 ст. 59 АПК РФ. «Например, в Обзоре судебной практики № 1 от 10 июня 2020 г. Суд допустил представительство без высшего юридического образования по делам о несостоятельности (банкротстве), сославшись на Закон о банкротстве № 127-ФЗ. Остается надеяться, что в скором времени появится разъяснение об объеме процессуальных правомочий, для реализации которых необходимо соблюдение требований ч. 3 ст. 59 АПК РФ. Вызывает много вопросов наличие требования о высшем юридическом образовании, например, для ознакомления с материалами судебного дела», – заключила она.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector