Понятие и особенности доказывания в административном судопроизводстве

Понятие и особенности доказывания в административном судопроизводстве

Понятие и особенности доказывания в административном судопроизводстве

Активная роль суда при истребовании доказательств в налоговых спорах, рассматриваемых по КАС РФ: конституционно-правовой аспект.

С 15 сентября 2015 года дела о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, в том числе об оспаривании решений, действий (бездействия) налоговых органов, рассматриваются и разрешаются судами общей юрисдикции в порядке, предусмотренном Кодексом административного судопроизводства Российской Федерации (далее — КАС РФ), введенным в действие Федеральным законом от 08.03.2015 № 22-ФЗ.

Согласно пункту 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.09.2016 № 36 «О некоторых вопросах применения судами Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации» к административным делам, рассматриваемым по правилам КАС РФ, относятся дела, возникающие из правоотношений, не основанных на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников, в рамках которых один из участников правоотношений реализует административные и иные публично-властные полномочия по исполнению и применению законов и подзаконных актов по отношению к другому участнику.

Пунктом 7 статьи 6 КАС РФ в качестве одного из основных принципов административного судопроизводства закреплен принцип состязательности и равноправия сторон при активной роли суда.

Законодателем заявлен сложный симбиоз двух основополагающих принципов судопроизводства, что в итоге должно идти на пользу лицам, защищающим свои права в административном процессе [1] .

Принимая во внимание специфику публичного правоотношения, где гражданин (организация) выступает наиболее слабой стороной по отношению к субъекту, наделенному административными и иными публично-властными полномочиями, представляется обоснованным вывод о том, что в административном судопроизводстве «суд ни в правовом, ни в этическом аспекте не имеет права на занятие пассивной позиции» [2] .

С учетом переноса бремени доказывания по рассматриваемой категории дел на государственный, в данном случае — налоговый орган, собственно активная роль суда при буквальном прочтении определена как инициатива по истребованию доказательств и правильное применение законов [3] .

В контексте фактической асимметрии между сторонами административно-процессуальных отношений это определяет особую ценность активной роли суда в процессе, призванную компенсировать дефицит возможностей административного истца по реализации процессуальных прав на диспозитивной основе. Более того, особенности административного судопроизводства могут оправдывать введение определенных ограничений принципа диспозитивности в целях оптимально сбалансированного обеспечения публичных и частных интересов [4] .

Активная роль суда в административном судопроизводстве не может рассматриваться как обстоятельство, свидетельствующее об отступлениях от конституционных требований состязательности сторон судебного процесса, предъявляемых к законодательной регламентации реализации права на судебную защиту, поскольку в ее основе лежат объективно значимые обстоятельства, предопределяемые самим характером публично-правовых отношений [5] .

Применительно к налоговым спорам суды также неоднократно указывали, что налоговые органы при вынесении решений по результатам проверок не вправе, а обязаны истребовать документы, подтверждающие правильность позиции налогоплательщика.

Так, в определении от 12.07.2006 № 267-О Конституционный Суд Российской Федерации указал, что полномочия налогового органа, предусмотренные статьями 88 и 101 Налогового кодекса Российской Федерации, носят публично-правовой характер, что не позволяет налоговому органу произвольно отказаться от необходимости истребования дополнительных сведений, объяснений и документов, подтверждающих правильность исчисления и своевременность уплаты налогов. При осуществлении возложенной на него функции выявления налоговых правонарушений налоговый орган во всех случаях сомнений в правильности уплаты налогов и тем более — обнаружения признаков налогового правонарушения обязан воспользоваться предоставленным ему правомочием истребовать у налогоплательщика необходимую информацию.

В случае неисполнения налоговым органом своей обязанности по получению доказательств, эта обязанность в соответствии с пунктом 24 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.09.2016 № 36 «О некоторых вопросах применения судами Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации» возлагается на суд, который для полного и всестороннего установления всех фактических обстоятельств по административному делу выявляет и истребует по собственной инициативе доказательства в целях правильного разрешения спора (часть 1 статьи 63, части 8, 12 статьи 226, часть 1 статьи 306 Кодекса). Пункт 6 части 3 статьи 135 КАС РФ прямо указывает на обязанность суда оказывать содействие лицам, не обладающим властными и иными публичными полномочиями, содействие в представлении доказательств и истребовать их, в том числе по своей инициативе.

В степени активности суда заключается отличие административного судопроизводства от гражданского,

где в силу пункта 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.06.2008 № 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» судья должен выяснить, какими доказательствами стороны могут подтвердить свои утверждения, какие трудности имеются для представления доказательств, разъяснить, что по ходатайству сторон и других лиц, участвующих в деле, суд оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств (часть 1 статьи 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В постановлении от 08.12.2003 № 18-П Конституционный Суд Российской Федерации указал, что суд, осуществляющий судебную власть посредством уголовного судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон, в ходе производства по делу не может становиться ни на сторону обвинения, ни на сторону защиты, подменять стороны, принимая на себя их процессуальные правомочия, а должен оставаться объективным и беспристрастным арбитром.

Роль суда в административном судопроизводстве, как указывает Балашов А.Н. [6] , не должна сводиться к пассивному наблюдению за деятельностью сторон, а заключается в создании необходимых условий для реализации сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав; в возможности и обязанности осуществления деятельности по сбору доказательств.

Таким образом, для административного судопроизводства характерен принцип судебного руководства, позволяющий суду самостоятельно получить необходимые доказательства и установить истину по делу.

Принцип судебного руководства, закрепленный в части 2 статьи 14 КАС РФ, дополняет принцип состязательности и равноправия сторон, являющийся основополагающим конституционным принципом отправления правосудия (часть 3 статьи 123 Конституции Российской Федерации).

На основании статьи 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый человек, чьи права и свободы нарушены, должен иметь право на эффективные средства правовой защиты перед государственным органом даже в том случае, если такое нарушение совершено лицами, действовавшими в официальном качестве.

Как неоднократно подчеркивал Конституционный Суд Российской Федерации [7] , по смыслу статей 46-52, 118, 120 и 123 Конституции Российской Федерации и корреспондирующих им статей 6 и 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, суд как орган правосудия призван обеспечивать в судебном разбирательстве соблюдение требований, необходимых для вынесения правосудного, то есть законного, обоснованного и справедливого решения по делу, и принимать меры к устранению препятствующих этому обстоятельств.

К числу наиболее важных и значимых для налогоплательщика мер следует отнести истребование судом по собственной инициативе доказательств, которые могут подтвердить невиновность налогоплательщика, поскольку гражданин (организация) как более слабая сторона процесса зачастую не имеет процессуальных возможностей и достаточного опыта для обеспечения самостоятельной эффективной защиты своих прав в споре с налоговыми органами.

Согласно правовой позиции, изложенной Конституционным Судом Российской Федерации в постановлениях от 06.06.1995 № 7-П и от 13.06.1996 № 14-П, в случаях, когда суды при рассмотрении дела не исследуют по существу его фактические обстоятельства, а ограничиваются только установлением формальных условий применения нормы, право на судебную защиту, закрепленное в части 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации, оказывается существенно ущемленным.

Из данной позиции, конкретизированной Конституционным Судом Российской Федерации применительно к налоговым спорам в постановлении от 28.10.1999 № 14-П, определении от 18.04.2006 № 87-О, определении от 12.07.2006 № 267-О, вытекает, что гарантируемая статьями 35 и 46 Конституции Российской Федерации судебная защита прав и законных интересов налогоплательщиков не может быть обеспечена, если суды при принятии решения о правомерности отказа в предоставлении заявленных налоговых вычетов исходят из одного только отсутствия у налогового органа документов, подтверждающих правильность их применения, без установления, исследования и оценки всех имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельств, в частности, счетов-фактур и иных документов, подтверждающих уплату налога, а также других фактических обстоятельств, которые в соответствии с налоговым законодательством должны учитываться при решении вопросов о возможности предоставления налоговых вычетов и привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности.

Проводя аналогию с позицией, сформулированной в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 12.07.2006 № 267-О, суд, рассматривая налоговые споры по КАС РФ не вправе, а обязан воспользоваться предоставленным ему правомочием истребовать у налогоплательщика необходимую информацию и документы, что соответствует конституционно-правовому смыслу норм части 1 статьи 63, пункта 6 части 3 статьи 135, частям 8, 12 статьи 226, части 1 статьи 306 КАС РФ.

[1] Яковлева А.П. Состязательность административного судопроизводства и активная роль суда // Вестник Поволжского института управления. 2015. № 6. С. 111

[2] Строгович М.С. Проблемы судебной этики. М., 1974. С. 201

Защита прав в суде

26.11.2018г.

Каков предмет доказывания и их оценка при производстве по делам об административных правонарушениях. Разъясняет аппарат прокуратуры области

Разъясняет старший прокурор отдела по обеспечению участия прокуроров в гражданском процессе прокуратуры области М.А.Васильева.

Предмет доказывания по делам об административных правонарушениях определен в статье 26.1 КоАП РФ. Одним из основных моментов, имеющих значение при рассмотрении дела об административном правонарушении, является вопрос доказанности в действиях виновного лица состава административного правонарушения.

Доказательствами по делу об административном правонарушении могут являться фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Эти данные устанавливаются: протоколом об административном правонарушении; иными протоколами, предусмотренными настоящим Кодексом; объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении (в устной или письменной форме, могут быть в любом протоколе); показаниями потерпевшего; показаниями свидетелей; заключениями эксперта; иными документами (материалами уголовного, гражданского, административного дела и др.); показаниями специальных технических средств; вещественными доказательствами.

При этом главным условием возможности использования данных доказательств является их легитимность, то есть не допускается использование доказательств по делу об административном правонарушении, в том числе результатов проверки, проведенной в ходе осуществления государственного контроля (надзора) и муниципального контроля, если указанные доказательства получены с нарушением закона.

Анализируя каждый вид доказательств, необходимо отметить, что наиболее часто используются следующие.

1. Объяснения лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показания потерпевшего и свидетелей представляют собой сведения, имеющие отношение к делу и сообщенные указанными лицами в устной или письменной форме. Они отражаются в протоколе об административном правонарушении, протоколе о применении меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении, протоколе рассмотрения дела об административном правонарушении, а в случае необходимости записываются и приобщаются к делу.

2. В случаях, если при производстве по делу об административном правонарушении возникает необходимость в использовании специальных познаний в науке, технике, искусстве или ремесле, судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, выносят определение о назначении экспертизы. Определение обязательно для исполнения экспертами или учреждениями, которым поручено проведение экспертизы.

Эксперт дает заключение в письменной форме от своего имени. В заключении эксперта должно быть указано, кем и на каком основании проводились исследования, их содержание, должны быть даны обоснованные ответы на поставленные перед экспертом вопросы и сделаны выводы.

Заключение эксперта не является обязательным для судьи, в производстве которого находится дело об административном правонарушении, однако несогласие с заключением эксперта должно быть мотивировано.

3. Вещественные доказательства по делу об административном правонарушении — это орудия совершения или предметы административного правонарушения, в том числе орудия совершения или предметы административного правонарушения, сохранившие на себе его следы.

Вещественные доказательства в случае необходимости фотографируются или фиксируются иным установленным способом и приобщаются к делу об административном правонарушении. О наличии вещественных доказательств делается запись в протоколе об административном правонарушении или в ином протоколе, предусмотренном настоящим Кодексом.

Судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело об административном правонарушении, обязаны принять необходимые меры по обеспечению сохранности вещественных доказательств до разрешения дела по существу, а также принять решение о них по окончании рассмотрения дела.

4. Документы признаются доказательствами, если сведения, изложенные или удостоверенные в них организациями, их объединениями, должностными лицами и гражданами, имеют значение для производства по делу об административном правонарушении.

Документы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменной, так и в иной форме. К документам относятся материалы фото- и киносъемки, звуко- и видеозаписи, информационных баз и банков данных и иные носители информации.

Протоколы и иные материалы ранее прекращенного уголовного дела в отношении лица, привлекаемого к административной ответственности за те же действия (бездействие), могут быть использованы в качестве доказательств при рассмотрении дела об административном правонарушении, но они должны соответствовать требованиям УПК РФ.

5. Показания специальных технических средств к которым относятся измерительные приборы, утвержденные в установленном порядке в качестве средств измерения, имеющие соответствующие сертификаты и прошедшие метрологическую поверку также могут являться доказательствами по делу об административном правонарушении.

Показания специальных технических средств отражаются в протоколе об административном правонарушении или постановлении по делу об административном правонарушении, вынесенном в случае, предусмотренном ч.3 ст.28.6 КоАП РФ.

При принятии решения о привлечении лица к административной ответственности суд оценивает имеющиеся в деле доказательства в их совокупности с учетом принципа относимости и допустимости доказательств. Вместе с тем ст. 26.11 КоАП РФ не предполагает возможность произвольной оценки судьей, органом, должностным лицом, рассматривающим дело об административном правонарушении, представленных доказательств. Их оценка должна быть основана на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности. При этом законодательство об административных правонарушениях не устанавливает какого-либо приоритета одних доказательств перед другими.

Доказывание по административным делам

Вступая в любой спор в суде, стороны должны обосновать свою правовую позицию, иными словами доказать ее. Доказывание — это деятельность субъектов доказывания в административном процессе по обоснованию обстоятельств дела с целью его разрешения. Фундаментом обоснования будут выступать доказательства, сбор и представление которых требует большого внимания и проработки.

В административном деле доказательствами выступают сведения о фактах. Такие сведения должны быть получены в установленном федеральными законами, а также Кодексом административного судопроизводства Российской Федерации (далее — КАС РФ) порядке. Именно на основе таких сведений суды устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, которые обосновывают требования или возражения сторон, а также иные обстоятельства.

КАС РФ в качестве доказательств выделяет:

  • объяснения лиц, участвующих в деле;
  • показания свидетелей (в том числе по средствам видео-конференц-связи);
  • письменные и вещественные доказательства;
  • аудио- и видеозаписи;
  • заключения экспертов;
  • электронные документы (важно отметить, что с 1 января такой вид доказательств исключается из КАС РФ).

К доказательствам КАС РФ, впрочем как и иные процессуальные акты в Российской Федерации, предъявляет следующие требования к доказательствам:

Лица, участвующие судебном разбирательстве должны самостоятельно доказывать обстоятельства, на которые они ссылаются (часть 1 статьи 62 КАС РФ).

Как правило, лица сами представляют доказательства в суд, что логично исходя из цели сторон в процессе, а также принципу состязательности сторон. Но возможны ситуации, когда представление доказательств невозможно (доказательства находятся у противной стороны и добровольно она их не предоставляет, объективная невозможность самостоятельно взять доказательства у третьих лиц, например, банк может отказать в выдаче каких-либо документов со ссылкой на конфиденциальность информации). В таких ситуациях процессуальным кодексом предусмотрен институт истребования доказательств (статья 63 КАС РФ).

Так, суд может истребовать доказательства как по собственной инициативе, так и при предъявлении ходатайства одной из сторон дела. В случае вынесения определения об истребовании доказательств истребуемые доказательства могут быть направлены непосредственно в суд, а могут быть переданы лицу, имеющему судебный запрос на такие доказательства.

Схожим с истребованием доказательств механизмом является судебное поручение (статья 66 КАС РФ). Если суд не может получить какие-либо доказательства (например, один из свидетелей проживает в другом регионе, который достаточно удален), то он может поручить другому суду (равного ему или нижестоящему) осуществить некоторые процессуальные действия, направленные на сбор доказательств.

Законодатель предусмотрел механизм упрощения доказывания для сторон (статья 64 КС РФ). Например, обстоятельства, которые суд признает общеизвестными, не надо доказывать, также не надо доказывать обстоятельства, установленные судебным решением суда общей юрисдикции или арбитражного по любому делу, которое вступило в силу (преюдиция). Не доказываются обстоятельства, которые признаются сторонами и в отношении которых нет разногласий (Апелляционное определение Московского городского суда от 30.08.2016 по делу № 33а-16484/2016).

Представленные в суд перечисленные ранее доказательства оцениваются судом. Оценка происходит на основе внутреннего убеждения суда (а если быть конкретным, то судьи, которые рассматривает дело), которое основывается на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании доказательств, имеющихся в деле. Такая категория.как «внутреннее убеждение» тесно связана с личностью судьи и не исключает элементов субъективности. Таким образом, имея разные внутренние убеждения, некоторые судьи могут по-разному подходить к оценке разных доказательств, что в конечном результате напрямую влияет на исход дела.

При этом важно помнить, что никакое из представленных суду доказательств не имеет для последнего заранее установленной силы (часть 2 статьи 84 КАС РФ), иными словами никакое доказательство само по себе не себе не может определить исход дела.

Необходимо помнить, что представляя какие-либо копии доказательств в суд (особенно это касается письменных доказательств), сторона спора должна быть готова представить и подлинники на обозрение суда, в противном случае такие доказательства в лучшем случае будут признанны косвенными, а в худшем вообще не учтены судом.

В случае представления аудио- или видеозаписи, например, может быть проведена специальная экспертиза по установлению подлинности таких доказательств. Оплата такой экспертизы, как правило, возлагается на сторону, которая заявила ходатайство о проведение такой экспертизы. Однако в случае победы в споре расходы на такую экспертизу могут быть возложены на проигравшую сторону.

Таким образом, вступая в спор, сторона должна иметь на руках или знать, где получить доказательства, максимально полно обосновывающие, подтверждающие и раскрывающие изложенную позицию. Также сторона должна быть готова не только представить подлинники документов или иных доказательств, но и передать их на проведение экспертизы.

Статья подготовлена 05.12.2016

Владислав Шелудяев, юрист Юридической фирмы « BRACE »

Раскрытие доказательств в гражданском и административном судопроизводстве

Лысенко Д.А.
магистрант РГУП

Институт доказывания в суде по праву считается не только процессуальным институтом, но и институтом межотраслевым. Всем без исключения отраслям процессуального права присущ институт доказывания. В общей части каждого из процессуальных кодексов можно встретить главу, включающую в себя как основные принципы, так и особенности доказательств и самого процесса доказывания. Говоря же о процессуальных нормах, заключающихся в данных процессуальных кодексах, следует отметить их схожесть друг с другом, даже, в большинстве случаях, идентичность. Без института доказывания любая из возможных отраслей процессуального права обойтись не может и не сможет. Справедливым является утверждение М.А. Фокиной, что «ни одно гражданское дело не может быть разрешено без доказывания» [1]. Такое дело, даже, не может быть рассмотрено в суде изначально. Все это указывает на межотраслевой характер института доказывания.

Хотелось бы отметить идентичность структуры глав различных отраслей процессуального права, а именно глав, посвещенных процессу доказывания, понятиям «доказательство», «доказывание», «раскрытие доказательств», относимости доказательств и их допустимости, порядку собирания и истребования, видам и особенностям доказательств. Представляется, что исходя из задач подготовки дела к судебному рахбирательсву основная деятельность по доказыванию должна произсходить именно на стадии подготовки гражданского или административного дела к судебному разбирательству.

Подготовка гражданского дела к судебному разбирательству как стадия гражданского судопроизводства призвана обеспечить правильность и своевременность последующего судебного разбирательства. Обеспечение правильного и своевременного рассмотрения дела как цель подготовки дела к судебному разбирательству указывалась и указывается и Верховным Судом РФ [2].

При рассмотрении значимости стадии подготовки дела к судебному разбирательству необходимо обратиться и к рекомендации Комитета министров Совета Европы от 28 февраля 1984 г. № R(84)5 относительно принципов гражданского судопроизводства, направленных на совершенствование судебной системы [3].

Принцип 1 включает следующие рекомендации.

1. Судопроизводство обычно должно состоять не более чем из двух судебных заседаний: первое заседание может быть предварительным слушанием подготовительного характера, а в ходе второго заседания могут представляться доказательства, заслушиваться доводы сторон и, если возможно, приниматься решение. Суд должен принимать меры для того, чтобы все действия, необходимые для проведения второго заседания, принимались своевременно, и чтобы, в принципе, не допускались задержки.

2. В отношении любой стороны должны применяться санкции, если она, получив судебное уведомление, не предпримет процессуальных действий в сроки, установленные законом или судом. В зависимости от обстоятельств к таким санкциям могут относиться лишение права на процессуальные действия, решение о возмещении ущерба и покрытии издержек, наложение штрафа и оставление заявления без рассмотрения.

Читайте также  Просительная часть кассационной жалобы в арбитражный суд

Как верно отмечено в литературе, в настоящее время, у российского суда недостаточно правовых средств обеспечения эффективного «второго заседания». В настоящее время российский суд не обладает достаточными полномочиями для обеспечения выполнения сторонами и другими участниками процесса процессуальных действий, необходимых для правильного и своевременного рассмотрения дела [4]. Данное утверждение справедливо и для раскрытия доказательств.

Под доказательствами по делу принято понимать «полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела» [5].

Раскрытие доказательств включает в себя помимо представления доказательств, в т.ч. документов, содержащих доказательства, но еще и обмен ими между сторонами состязательного процесса, а также их обозначение, которое, в свою очередь, сопровождается ходатайством об истребовании судом доказательств, необходимых для правового урегулирования спора. Ю.В. Архипова относит процедуру раскрытия доказательств к «процедуре, присущей исключительно состязательной модели судоброизводства» [6]. Обмен состязательными документами и принудительное раскрытие доказательств обеспечивается до судебного разбирательства по делу и направлено на концентрацию процессуального материала.

М.А. Фокина выделяет принцип состязательности как одну из основных специфичных черт раскрытия доказательств, а также называет раскрытие доказательств «важным институтом надлежащего осуществления права на судебную защиту» [7].

И, действительно, раскрытие доказательств является исключительно обязанностью и, как справледливо отмечает Н.Г. Елисеев, предусматривается практически во всех государствах [8].

Однако, в настоящее время возможности суда по руководству процессом (и по обеспечению достижения задач стадии подготовки дела к судебному разбирательству), достаточно ограничены, поскольку действующее процессуальное законодательство предусматривает право сторон в любой момент представить новые доказательства. При этом указанные права участвующих в деле лиц не сопровождаются какими-либо процессуальными обязанностями, что, во-первых, не стимулирует этих лиц к быстрому и оптимальному совершению процессуальных действий, а во-вторых создает почву для злоупотребления – использования процессуальных прав в целях, не соответствующих целям судопроизводства.

Представляется верным предусмотреть возможность реализации судом полномочий по вынесению на обсуждение каких-либо новых обстоятельств, истребованию новых доказательств только на стадии подготовки дела к судебному разбирательству. Наличие в законе возможности появления в деле новых доказательств после назначения дела к судебному разбирательству, даже при условии регламентации данных случаев как исключительных, необходимых для правильного рассмотрения и разрешения дела фактически исключает действие норм, направленных на формирование доказательственной базы до начала судебного разбирательства.

В качестве примера можно вспомнить норма Арбитражного процессуального кодекса РФ и особенности их действия. К сожалению, эффективность ч.3 и ч.4 ст. 65 АПК РФ была фактически устранена разъяснением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, данных им в Информационном письме от 13 августа 2004 г. № 82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса РФ». Согласно п. 35 данного Информационного письма доказательства, не раскрытые лицами, участвующими в деле, до начала судебного заседания, представленные на стадии исследования доказательств, должны быть исследованы арбитражным судом первой инстанции независимо от причин, по которым нарушен порядок раскрытия доказательств. Причины, по которым ранее не были раскрыты доказательства, могут быть учтены арбитражным судом при распределении судебных расходов. Впоследствии эта позиция была подтверждена в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.12.2006 г. № 65 «О подготовке дел к судебному разбирательству».

Представляется, что отнесение судебных расходов на лицо, нарушившее требование о раскрытии доказательств, вряд ли может быть достаточной мерой, стимулирующей стороны своевременно раскрывать доказательства. Следует также учитывать, что мера ответственности будет применена только после того, как неблагоприятные последствия уже наступили – стороны несвоевременно представили доказательства, что привело как минимум к увеличению срока рассмотрения дела.

Благодаря такой отличительной особенности доказывания по административным делам, как активность суда, стороны в административном судопроизводстве во-первых, наделяются широким спектром процессуальных прав и обязанностей, а во-вторых, являются равными в таких правах и обязанностях, а благодаря законодательному подходу к активности суда развитие состязательности сторон остается неизменным.

Еще одной особенностью в доказывании по административным делам является специфика в распределении обязанности доказывания между субъектами административных правоотношений. Несмотря на то что, и в административном, и в гражданском, и в арбитражном процессах действует такое общее правило в отношении лиц, участвующих в деле, как обязанность доказывать обстоятельства, на которые они ссылаются как на основания своих требований или возражений, имеется существенное исключение. Таким исключением является обязанность доказывания законности оспариваемых нормативных правовых актов, решений, а также действий (или бездействия) государственных органов и организаций, должностных лиц, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, которая возлагается на соответствующие государственные органы и организации, должностное лицо. Государственные органы, должностные лица, организации, обязаны также подтверждать факты, на которые они ссылаются как на основания своих возражений. С целью защиты слабой стороны в административном судопроизводстве и введен указанный подход к распределению доказывания.

Данные особенности, обеспечивающие активность суда в доказывании по административным делам, делают проблему недостаточной реализации института раскрытия доказательств менее осторой, но не снимают её.

В связи с этим представляется верным конкретизировать обязанности лиц, участвующих в деле, по раскрытию доказательств (обозначению и представлению в суд) в гражданском и административном судопроизводстве и ограничить реализацию этих прав стадией подготовки дела к судебному разбирательству.

[1] Фокина М.А. Механизм доказывания по гражданским делам. М.: РАП,2011. С. 4.

[2] ГПК 1923 г. в ст. 80 устанавливал возможность немедленного назначения дела к слушанию в судебном заседании в случае признания судьёй предварительной подготовки дела излишней, данная стадия рассматривалась как необязательная. ГПК 1964 г. в ст. 141 уже придаёт стадии подготовки дел к судебному разбирательству обязательность без каких-либо оговорок («…судья производит подготовку дела к судебному разбирательству…), что подтверждается актами толкования Верховного Суда. Цель подготовки дела к судебному разбирательству подтверждена в п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РСФСР № 48 от 19 марта 1969 г. «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству», пункте 1 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14.04.1988 № 2 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству», пункте 1 Постановление Пленума ВАС РФ от 20.12.2006 № 65 «О подготовке дела к судебному разбирательству», пункте 1 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.06.2008 № 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству».

[3] Рекомендация № R (84) 5 Комитета министров Совета Европы «О Принципах гражданского судопроизводства, направленных на усовершенствование судебной системы» // Российская юстиция. 1997. № 7. С. 1-4.

[4] Алексеева Н.В. Реализация распорядительных прав сторон в проекте Единого гражданского процессуального кодекса // Вопросы экономики и права. 2016. № 5. С.11-12.

[5] Нижанковская Н.А. Предмет доказывания. Лекция по дисциплине «Доказательства и доказывание в гражданском и арбитражном процессе» // Тихоокеанский государственный университет. 2013. С.9.

[6] Архипова Ю.В. Раскрытие доказательств в арбитражном процессе: исковое производство // Российская академия правосудия. 2011. С. 10.

[7] Фокина М.А. Совершенствование правового регулирования доказывания по гражданским делам: вопросы унификации // Современное право. 2015. № 9. С. 4.

[8] Елисеев Н.Г. Раскрытие доказательств // Закон. 2014. № 10. С. 4.

Понятие и особенности доказывания в административном судопроизводстве

Общие вопросы доказывания в административном судопроизводстве

© Павленко К.А., 2019

© Издательство «Прометей», 2019

Административное судопроизводство едва ли можно назвать новым институтом: практика по большинству категорий дел сложилась, а сами дела образовывают массив, занимающий значительное место в структуре нагрузки судов общей юрисдикции.

Введение административного судопроизводства явилось адекватным ответом запросу российского общества, которое нуждалось в цивилизованном инструментарии противодействия административному произволу. Однако востребованность данного процессуального порядка не означает достижения целей его установления.

Регламентация рассмотрения административных дел и в настоящее время изобилует противоречиями и пробелами, что, с учетом масштаба последствий установления той или иной практики, способно привести к значительным негативным последствиям.

Одним из наиболее важных в данном контексте институтов является институт доказывания. Он непосредственно связан с принципом состязательности при рассмотрении административных дел и обеспечивает его реализацию. При этом законодатель подчеркивает публично-правовую значимость доказывания, поскольку закрепляет правило об обязательном наличии юридического образования для представителей по делу.

Вместе с тем в настоящее время отсутствуют какие-либо концептуальные научные исследования феномена доказывания в административном судопроизводстве, учеными не определены его сущность и структура. Доказательственная деятельность не имеет под собой четкого понятийного базиса, не вполне ясны ее идейные начала. На практике указанная проблематика проявляется в нарушении процессуальных прав субъектов доказывания, неэффективном использовании ими своих доказательственных возможностей и в конечном счете в судебных ошибках.

Автор на основе собственного практического опыта анализирует правовую природу процессуального доказывания как межотраслевого феномена и раскрывает его специфику в рамках административного судопроизводства. С использованием значительного объема практического материала и с приведением развернутого теоретического обоснования излагаются авторские выводы о понятии и признаках доказывания в административном судопроизводстве.

Кроме того, впервые в административно-правовой науке проводится градация этапов доказывания по административным делам. Это важно как с теоретических, так и с практических позиций, поскольку определение временных и процедурных пределов данных этапов непосредственным образом влияет на процессуальное поведение сторон и третьих лиц. Дело не только в принципе правовой определенности: должное нормативное регулирование указанных вопросов позитивно влияет на деятельность субъектов доказывания, мотивирует их к активности в процессе.

К слову о процессуальной активности. В данной монографии мы предприняли попытку подробно рассмотреть вопросы, которые, как правило, в административно-правовой науке обделены вниманием: принадлежности суда к числу субъектов доказывания и доказательственной тактики.

Отсутствие каких-либо содержательных с научной точки зрения работ, посвященных обозначенным темам, обусловлено, как представляется, не вполне четким пониманием принадлежности института административного производства административному праву в целом. Среди представителей юридической науки до сих пор популярно мнение, что вопросы административного судопроизводства подлежат разработке процессуалистами цивилистического профиля.

Безусловно, содержание КАС РФ в значительной части представляет собой адаптацию положений ГПК РФ. Однако такая адаптация отнюдь не во всех случаях успешна, так как при практическом применении сталкивается со спецификой отношений административных органов (должностных лиц) и невластных субъектов. Именно поэтому преодоление пробельности и коллизионности в регулировании административного судопроизводства является приоритетной задачей для представителей административно-правовой науки. В конечном счете подобная работа приведет к достижению целей введения КАС РФ и позитивным образом скажется на качестве государственного управления.

Если говорить о вопросах доказывания, то в данном случае крайне важен вклад практических работников, трансляция их опыта в законотворческие наработки. В настоящей монографии предпринята попытка продемонстрировать не только наличие либо отсутствие конкретных этапов доказывания, но и отдельные проблемы, которыми они могут характеризоваться.

Также можно с уверенностью утверждать, что данная работа является первым концептуальным исследованием, посвященным вопросам тактики доказывания в административном судопроизводстве, выделяющим его дефиницию и сущностные признаки. Весьма интересными для ученых и практиков, с авторской точки зрения, будут представленные выводы о возможности процессуальных злоупотреблений в тактических целях.

Доказывание в административном судопроизводстве: понятие и теоретико-практическая характеристика

§ 1. Судебное доказывание: значение и место в системе административного судопроизводства

Развитие административного судопроизводства производства является в настоящее время достаточно популярной темой среди ученых-административистов[1] и практиков[2], рассматривается как значительный шаг к демократизации государственного управления[3].

Между тем говорить о единообразном понимании термина «административное судопроизводство» не приходится. Одни авторы отождествляют его с производством по делам об административных правонарушениях, другие – с производством по делам, возникающим из публичных правоотношений, которое осуществляется в порядке ГПК РФ и АПК РФ[4], третьи – как совокупность перечисленных производств[5]. Кроме того, по утверждению ряда специалистов, указание административного судопроизводства в ст. 118 Конституции РФ есть лишь нормативное закрепление потенциальной возможности его существования, при этом совокупности процессуальных норм, которые по предмету и методу регулирования, основным началам столь специфичны, что могут характеризоваться как административное судопроизводство, в настоящее время в Российской Федерации не имеется[6].

По нашему мнению, ошибочно относить к административному судопроизводству рассмотрение дел об административных правонарушениях.

Современное понимание термина «судопроизводство» достаточно глубоко раскрыто А. Н. Приженниковой и В. А. Барановым[7]. Вряд ли возможно как-либо оспорить их вывод, что под всяким судопроизводством верно понимать форму или способ реализации судебной власти, а в более узком смысле – порядок рассмотрения дел судами[8]. Поскольку в соответствии со ст. 22.1 КоАП РФ[9] отдельные категории дел об административных правонарушениях подведомственны органам государственной власти, учреждениям и иным структурам, утверждение о рассмотрении дел об административных правонарушениях в порядке административного судопроизводства привело бы к абсурдному выводу об осуществлении судопроизводства вне судебной системы.

Административно-правовой наукой деятельность органов государственной власти и учреждений по рассмотрению дел об административных правонарушениях именуется как административно-юрисдикционная[10]. При этом подчеркивается, что административная юрисдикция – это часть административного процесса, досудебный и (или) внесудебный (квазисудебный) порядок.

См., например: Россинская Е. Р. Кодекс об административном судопроизводстве и проблемы унификации законодательства о судебно-экспертной деятельности // Административное право и процесс. 2014. № 2; СПС «КонсультантПлюс».

См., например: Тенденции развития и современное состояние административного процесса в Российской Федерации: интернет-интервью с П. П. Серковым, первым заместителем Председателя Верховного Суда РФ – председателем Судебной коллегии по административным делам. URL: http:// www.consultant.ru/law/interview/serkov.html

Встреча Владимира Путина с политологами. URL: http://ria.ru/ society/20120206/558653058.html

См., например: Серков П. П. К вопросу о современном понимании административного судопроизводства // Административное право и процесс. 2013. № 9. С. 9–21; Старилов Ю. Н. Административные суды в России. Новые аргументы «за» и «против». М.: Норма, 2004. С. 61.

См., например: Андреева Т. К. Административная юстиция в России: проблемы теории и практики // Российский судья. 2012. № 12. С. 9; Захарова (Рогачева) О. С. Понятие административного судопроизводства по делам об административных правонарушениях // Российский судья. 2008. № 7; СПС «КонсультантПлюс».

См., например: Ильин А. В. К вопросу о возможности существования административного судопроизводства как отдельной процессуальной формы // Закон. 2013. № 4. С. 119–129.

Приженникова А.Н., Баранов В. А. Административное судопроизводство в системе судебной власти // Lex russica. 2014. № 6; СПС «КонсультантПлюс».

Приженникова А.Н., Баранов В. А. Административное судопроизводство в системе судебной власти // Lex russica. 2014. № 6; СПС «КонсультантПлюс».

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ (ред. от 18.01.2019) // Российская газета. 2001, 31 дек.

См., например: Дмитриев Ю.А., ЕвтееваА.А., Петров С. М. Административное право: учебник. М.: Эксмо, 2005. С. 332; Административное право: учебник / под ред. Л. Л. Попова. М.: Юристъ, 2006. С. 391–418

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector