Коллизии в законодательстве россии

Коллизии в законодательстве россии

Коллизии в законодательстве россии

Юридические коллизии в российском законодательстве Текст научной статьи по специальности « Право»

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Пирожкова Екатерина Сергеевна

В статье рассматриваются проблема юридических коллизий в российском законодательстве , их влияние на правовое регулирование в социуме между субъектами правоотношений и регулирование правовых норм, а также проблема принятия новых нормативно-правовых актов .

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Пирожкова Екатерина Сергеевна

LEGAL CONFLICTS IN THE RUSSIAN LEGISLATION

The article considers the problem of legal conflicts in the Russian legislation regulating legal norms. As well as the adoption of new normative legal acts

Текст научной работы на тему «Юридические коллизии в российском законодательстве»

Пирожкова Екатерина Сергеевна

курсант I курса, рядовой внутренней службы

Пермский институт Федеральной службы исполнения наказаний, Пермь, Россия, e-mail: Ketrun1998@yandex.ru

ЮРИДИЧЕСКИЕ КОЛЛИЗИИ В РОССИЙСКОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

Ekaterina S. Piroshkova

cadet of the 1 yars, a rank-and-file internal service Perm Institute of the Federal Service for the Execution of Punishments, Perm, Russia, e-mail: Ketrun1998@yandex.ru

LEGAL CONFLICTS IN THE RUSSIAN LEGISLATION

Аннотация. В статье рассматриваются проблема юридических коллизий в российском законодательстве, их влияние на правовое регулирование в социуме между субъектами правоотношений и регулирование правовых норм, а также проблема принятия новых нормативно-правовых актов.

Ключевые слова: юридические коллизии, законодательство, система правовых норм, Конституция, нормативно-правовые акты, закон, федеральные законы.

Abstract. The article considers the problem of legal conflicts in the Russian legislation regulating legal norms. As well as the adoption of new normative legal acts.

Keywords: legal conflicts, legislation, the system of legal rules, Constitution, normative legal acts, the law, the Federal laws.

В данное время при развитии общественных отношений, регулировании правовых норм, а также принятии новых нормативно-правовых актов актуальна проблема правовых коллизий, которая в свою очередь тесно связана с российским законодательством, его эффективностью, развитием. Соответствие нормативно-правовых актов является неотъемлемой частью работы государства. Конструкция права при взаимодействии с внутренней системой является необходимостью для его успешного существования и функционирования.

Юридические коллизии, несомненно, вредят функционированию правовой системы, тем самым ущемляют права граждан, в большей степени

© Пирожкова Е.С., 2017

оказывают негативное влияние на эффективность правового регулирования, правопорядка, развитие правового сознания общества и его правовой культуры. Также присутствуют проблемы в самой практике.

Российское законодательство считается иерархической системой, действующей на территории страны законодательных актов. В законодательстве имеется неограниченное количество конфликтующих между собой норм и институтов.

За последнее время законодательство Российской Федерации значительно изменилось: оно увеличило свое содержание, акцент сместился в сторону рыночных отношений, но, к сожалению, отстает от общественных процессов, тем самым остается несовершенным. Из-за своего быстро меняющегося характера в нем также присутствует спонтанность и хаотичность. Поэтому очень часто приходится корректировать, изменять, подгонять под другие международные стандарты и т.д. Тем самым все вышесказанное приводит развитие правовой системы к юридическим коллизиям.

Именно поэтому законодатель должен не допускать конфликтов в системе права, устранять проблемы, возникающие между новым содержанием общественных отношений и правовой формой в другом времени.

Само понятие «юридическая коллизия» является латинским по происхождению, в переводе означает «столкновение» — разногласие или противоречие между нормативно-правовыми актами, регулирующими одни и те же или смежные правоотношения, а также между компетенцией органов власти.

Например, С.С. Алексеев характеризует юридические коллизии, как противоречие и столкновение «между отдельными нормативными актами» и как взаимодействие между нормами, «выступающее в форме различия и противоречия при регулировании одного фактического отношения».

Юридические коллизии довольно разнообразны по-своему содержанию. На сегодняшний день в юридической практике мы можем встретить шесть видов юридических коллизий:

1) между Конституцией и другими нормативно-правовыми актами;

2) законами и подзаконными актами;

3) федеральными актами и актами субъектов Российской Федерации;

4) актами одного и того же органа, но изданными в разное время;

5) актами, принятыми разными органами;

6) национальным и договорным правом.

Рассмотрим первый вид коллизий — между Конституцией и другими нормативно-правовыми актами.

Юридические коллизии между Конституцией и другими актами, решаются в пользу Конституции, так как ст. 15 гласит: «Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации». В ч. 3 ст. 115 говорится, что «федеральные законы не могут противоречить федеральным конституционным законам». Конституция является главным законодательным актом страны.

Коллизии между законами и подзаконными актами.

Данные коллизии решаются в пользу законов, так как закон обладает верховенством и высшей юридической силой. Об этом свидетельствует ч. 1 и ч. 2 ст. 115; ч. 2 ст. 4; ч. 3 ст. 190; ч. 2 ст. 120 Конституции Российской Федерации.

Последняя статья гласит: «Суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа закону, принимает решение в соответствии с законом». А также Гражданский кодекс говорит о том, что «В случае противоречия указа Президента Российской Федерации или постановления Правительства Российской Федерации настоящему Кодексу или иному закону применяется настоящий Кодекс или соответствующий

закон». Данные противоречия по-своему характеру считаются наиболее массовыми и распространенными, причиняющими вред интересам государства и граждан.

Также существуют коллизии между общефедеральными актами и актами субъектов Федерации. Большое значение имеют общефедеральные акты. В ч. 1 ст. 76 говорится, что «По предметам ведения Российской Федерации принимаются федеральные конституционные законы и федеральные законы, имеющие прямое действие на всей территории Российской Федерации». А также в ч. 2: «По предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации»; вне пределов ведения Российской Федерации, совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, включая принятие законов и иных нормативных правовых актов.

Далее в ч. 5 указывается: «Законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым в соответствии с частями первой и второй настоящей статьи. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон». «В случае противоречия между федеральным законом и нормативным правовым актом субъекта Российской Федерации, изданным в соответствии с частью четвертой настоящей статьи, действует нормативный правовой акт субъекта Российской Федерации».

Юридические коллизии между Конституцией и федеральным договором, отдельными территориями решаются на положении общефедеральной Конституции (раздел 2 ч. 1, абзац 4 Конституции РФ).

Существуют и коллизии между национальным и договорным правом. Здесь преимущество имеют международные нормы. Ч. 4 ст. 115 гласит:

«Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».

Причины возникновения юридических коллизий многочисленны, но нам следует разделить их на две основные группы:

1. Объективные: стремительное изменение регулирования права, нечеткость, изменчивость общественных отношений, неординарное развитие.

2. Субъективные: недоработка нормативно-правовых актов, неполноценная развитость необходимой правовой культуры общества, юридический нигилизм, конфронтация.

Пути разрешения коллизий:

1. «Lex superioer derogat legi interioz» (закон высшего порядка отменяет действие закона низшего порядка).

2. «Lex specials derogate ltgi generari» (нормы специального закона отменяют действие общего).

3. «Lex post erior derogat priori» (закон, изданный позже, отменяет ране действующий).

Подводя итог всего вышеперечисленного, можно отметить, что современное состояние российской правовой системы, включая российское законодательство, позволяет выделить направления их модернизации и оптимизации как устранение пробелов действующего законодательства.

Решением проблемы устранения коллизий или сведения их к минимому может послужить: постоянный мониторинг действующих нормативно-правовых актов, предварительные юридические экспертизы актов, систематизация законодательства в сфере обеспечения национальной

безопасности, включая международные соглашения.

newinspire

  • Лекции по экономической теории
  • Лекции по бюджетной системе РФ
  • Лекции по экономике организаций
  • Лекции по экономической безопасности
  • Экономический обзор
  • Спортивный обзор
  • Курьезы

Юридические коллизии в законодательстве России

Ключевые слова: юридические, коллизии, законодательстве, России

Под юридическими коллизиями понимаются расхождения или противоречия между отдельными нормативно-правовыми актами, регулирующими одни и те же либо смежные общественные отношения, а также противоречия, возникающие в процессе правоприменения и осуществления компетентными органами и должностными лицами своих полномочий.

Российское законодательство — сложное, многоотраслевое, иерархическое образование, в котором масса всевозможных разночтений, нестыковок, параллелизмов, несогласованностей, конфликтующих или конкурирующих норм и институтов.

Будучи по своему характеру территориально обширным и федеральным, оно уже в силу этого содержит в себе возможность различных подходов к решению одних и тех же вопросов, учета национальных и региональных особенностей, интересов центра и мест.

Надо сказать, что в последние годы законодательство России существенно обновилось, увеличилось количественно, сориентировалось на рыночные отношения, но в целом все же отстает от быстротекущих общественных процессов и остается пока крайне пробельным и несовершенным.

Оно носит в основном переходный характер и в связи с этим страдает такими недугами, как хаотичность, спонтанность, сумбурность. Огромную и изменчивую совокупность юридических норм приходится постоянно корректировать, приводить в соответствие с новыми реалиями, подгонять под международные стандарты.

В общем законодательном массиве одновременно действуют акты разного уровня и значения, разной юридической силы, ранга, социальной направленности, в частности, старые, союзные, и новые, российские; протекают процессы унификации и дифференциации, объединения и обособления; переплетаются вертикальные и горизонтальные связи и тенденции. Это динамически напряженная и во многом изначально противоречивая и асимметричная система.

С другой стороны, в практической жизни постоянно возникают такие «замысловатые сюжеты», которые сразу подпадают под действие ряда норм и порождают нежелательные юридические дилеммы и альтернативы. Различные нормы как бы вступают друг с другом в противоборство, пересекаясь в одной точке правового пространства и «претендуя» на регулирование одних и тех же отношений. Коллизия может выражаться также в виде правового тупика, когда нет предусмотренного законом выхода из создавшейся ситуации.

Чтобы устранить коллизию, требуются высокий профессионализм правотолкующего и правоприменяющего лица, точный анализ обстоятельств «дела», выбор единственно возможного или по крайней мере наиболее целесообразного варианта решения. Это, как правило, сложная аналитическая задача. В огромном, труднообозримом правореализационном процессе такие противоречия встречаются постоянно. До сих пор действует множество устаревших, но формально не отмененных норм.

Разумеется, противоречия можно снять (и они снимаются) путем издания новых, так называемых коллизионных норм. По меткому выражению Ю. А. Тихомирова, это – «нормы-арбитры», они составляют своего рода коллизионное право.

В Конституции РФ (п. «п» ст. 71) говорится о том, что к ведению Российской Федерации относится «федеральное коллизионное право«. О коллизионном праве упоминается также в Федеративном договоре. Оно и призвано развязывать наиболее тугие узлы противоречий, особенно в межрегиональных отношениях. Однако применение коллизионных норм, т.е. непрерывное законодательное вмешательство во все спорные случаи, попросту невозможно. Поэтому приходится искать и использовать другие пути.

Юридические коллизии, безусловно, мешают нормальной, слаженной работе правовой системы, нередко ущемляют права граждан, сказываются на эффективности правового регулирования, состоянии законности и правопорядка, правосознании и правовой культуре общества. Они создают неудобства в правоприменительной практике, затрудняют пользование законодательством рядовыми гражданами, культивируют правовой нигилизм.

Когда на один и тот же случай приходится два, три и более противоречащих друг другу актов, то исполнитель как бы получает легальную возможность (предлог, зацепку) не исполнять ни одного. Принимаются взаимоисключающие акты, которые как бы нейтрализуют друг друга. Многие подзаконные акты зачастую становятся «надзаконными». Поэтому предупреждение, локализация этих аномалий или их устранение является важнейшей задачей юридической науки и практики.

Российское законодательство, с одной стороны, пробельно, а с другой — допускает нормативные «излишества» в регламентации отдельных сторон общественной жизни. Например, по налогам (до принятия Налогового кодекса) в стране действовало 30 законов и свыше 1000 различных подзаконных актов. Налицо правовая зарегулированность, а следовательно, неизбежные коллизии, противоречия, несогласованность. Правовое поле перенасыщено различными, нередко прямо противоположными предписаниями.

От коллизий правовых норм следует отличать их конкуренцию , когда не противоречащие друг другу две, три и более норм регулируют один и тот же круг родственных общественных отношений, только с разной степенью конкретизации, детализации, объема и т.д. Это, как правило, нормы разной юридической силы, уровня, исходящие от неравнозначных правотворческих органов.

В таких случаях нормы действительно как бы конкурируют между собой и в принципе это нормально. Негативным же и, безусловно, нежелательным явлением выступают именно коллизии, когда сталкиваются друг с другом не просто не согласующиеся, а нередко взаимоисключающие предписания.

Противоречия существуют не только между отдельными отраслями права, которые в последние годы развивались разными темпами, но даже между конкретными нормами внутри одного закона. Противоречивость законодательства все больше затрудняет реализацию принятых законов. Она служит также питательной средой для злоупотреблений и коррупции в системе государственной власти.

Коллизионность российского законодательства усугубляется еще и тем, что в стране одновременно действуют законы СССР, РСФСР, РФ. В этом же правовом пространстве вращаются указы Президента, правительственные постановления и бесчисленное множество ведомственных и региональных актов. Весь этот огромный «Монблан» весьма далек от гармонии и согласованности.

Союзные законы полностью не отменены, а новые, российские, в необходимом объеме пока не созданы. Акты двух «разных государств», бывших когда-то единым образованием, не всегда стыкуются, на гранях соприкосновения этих предписаний возникают расхождения и несоответствия. Сложившаяся ситуация создает впечатление, что нынешнее законодательство страны как бы соткано из противоречий, в нем царят анархия, перекосы, неразбериха.

Разбалансирована синхронность правовой системы, многие ее составные части плохо согласуются друг с другом, не подчинены общей цели. Запутанность же нормативного материала дает нередко простор для волюнтаристских действий должностных лиц и властных структур.

Расходятся федеральная Конституция и Федеративный договор, Конституция РФ и конституции, уставы субъектов Федерации; законы и указы; законы и подзаконные акты; общие и специальные нормы.

Гражданский кодекс вошел в противоречие со многими ранее принятыми законами в области имущественных и хозяйственных отношений. Масса неувязок в ведомственном и местном правотворчестве. Двусмысленностями и разночтениями грешит даже сама российская Конституция. Государство с такой юридической неразберихой не может считаться правовым.

Конечно, абсолютно совершенного, идеального законодательства нигде в мире нет.

Право каждой страны неизбежно содержит в себе определенные коллизии, пробелы, противоречия, но у нас все это приобрело гипертрофированные формы, поскольку Россия проходит этап сложнейших социально-экономических преобразований и общественные отношения находятся в состоянии коренной ломки, нестабильности, хаоса.

Юридические нормы не успевают их своевременно оформлять, закреплять, регулировать . Еще только ставится вопрос о создании российского общегосударственного Свода законов.

После распада Союза в нашем законодательстве стали одновременно развиваться, тесно переплетаясь и противоборствуя, как интеграционные, так и дезинтеграционные процессы. Такое положение характерно и для других постсоветских республик. Не случайно жизнь продиктовала необходимость создания единого правового пространства СНГ.

С этой целью Межпарламентской ассамблеей Содружества выработано и принято уже свыше 60 модельных рекомендательных законов, в том числе Гражданский, Уголовный, Уголовно-процессуальный, Таможенный и другие кодексы — своеобразные основы бывшего союзного законодательства. На их базе в государствах СНГ создаются свои, сходные по смыслу нормативно-правовые акты. Идет процесс унификации общего юридического поля. . читать далее .

Коллизия законов

КОЛЛИЗИЯ ЗАКОНОВ

О негласном сотрудничестве адвоката с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность

Автором рассмотрены примеры из правоприменительной практики, когда суды, вынося решения в пользу адвокатов, которые оказывали конфиденциальное содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, интерпретировали эти действия как помощь правоохранителям в раскрытии преступлений.

В п. 5 ст. 6 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» установлено правило: «Негласное сотрудничество адвоката с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, запрещается». В то же время ч. 3 ст. 17 Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» устанавливает запрет на оказание адвокатами конфиденциального содействия органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность (далее – ОРО), только лишь по контракту. Таким образом, Федеральный закон № 144-ФЗ разрешает адвокатам негласное сотрудничество с ОРО на бесконтрактной основе.

Налицо правовая коллизия двух федеральных законов. Это порождает интересные примеры в правоприменительной практике, которые официально опубликованы в специализированной юридической литературе.

Фабула № 1
Описываемый случай произошел в 2012 г. в г. Урюпинске Волгоградской области. В этой поучительной истории было два фигуранта: адвокат А. и прокурор П. Начало рассматриваемых событий несколько различается в интерпретациях их основных участников. Приведем обе позиции.

По словам адвоката А., он занимался делом своего подзащитного, когда его на беседу пригласил прокурор П. Отправляясь на встречу, адвокат взял с собой записывающее устройство. В ходе беседы прокурор предложил сделку: за половину адвокатского гонорара гособвинитель выразил согласие уменьшить запрашиваемый им от имени государства срок наказания клиенту адвоката.

В интерпретации прокурора зачин истории выглядит иначе: адвокат А. неоднократно посещал служебный кабинет прокурора, склоняя его к тому, чтобы за вознаграждение назначить минимальное наказание его подзащитному.

Дальнейшие показания адвоката и прокурора сходятся. Аудиозаписи, сделанные адвокатом, были им лично переданы соответствующим ОРО. В результате оперативного эксперимента был зафиксирован факт передачи адвокатом меченых купюр прокурору, против которого уже возбудили уголовное дело, присвоив ему статус обвиняемого.

Вскоре события развивались следующим образом. Адвокат обвиняемого в получении взятки прокурора обратилась в АП Волгоградской области с жалобой на адвоката А. Совет АП лишил его статуса за негласное сотрудничество с ОРО ввиду нарушения п. 5 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», а также п. 1 ст. 4 и п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката.

Адвокат А. за защитой своих прав обратился в суд, который признал решение Совета АП незаконным, отменил его и восстановил адвокату статус. На основании анализа ст. 6, 18 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» суд вычленил две категории лиц: сотрудничающих с ОРО и оказывающих им помощь в раскрытии преступлений. Различие между этими двумя категориями суд увидел в наличии контракта (т.е. возмездного сотрудничества) в первом случае и отсутствии такового во втором. К последней группе был отнесен и адвокат А.

Однако Совет АП Волгоградской области, не согласившись с таким решением суда, на страницах своего корпоративного издания опубликовал статью под этически неоднозначным названием «Суд разрешил адвокатам стучать?», продемонстрировав свое отношение к данной проблеме.

По-видимому, Совет АП прав в том смысле, что любое сомнительное сотрудничество с ОРО бросает тень как на адвоката, так и на корпорацию в целом, ставя под угрозу имидж адвокатуры как независимого от государства органа.

В изложенных правоотношениях, очевидно, необходимо определить, с какой целью адвокат сотрудничает с этими органами. Возможны два принципиально различающихся варианта: адвокат оказывает конфиденциальное содействие ОРО на пользу своему клиенту или во вред ему. Защитник может договориться со следователем, дознавателем и их процессуальными руководителями (начальниками), а также с оперативными работниками о сделке (например, подзащитный признает один эпизод обвинения, а следователь либо дознаватель прекратит уголовное преследование по другим «слабо» доказанным эпизодам).

Александр ЧУРКИН,
к.ю.н., доцент, адвокат адвокатского кабинета № 1288 АП Московской области

Полный текст статьи читайте в печатной версии «АГ» № 6 за 2016 г.

Коллизионно-правовые нормы

1. Коллизионная норма — это норма права, которая позволяет определить, право какого государства подлежит применению к частноправовым отношениям, осложненным иностранным элементом.

Коллизионная норма имеет свою, отличную от других норм права, структуру и состоит из объема и привязки. Объем — это часть коллизионной нормы, указывающая на те отношения, к которым норма применяется. Так, в п. 2 ст. 1197 ГК объем нормы следующий: «Признание в Российской Федерации физического лица недееспособным или ограниченно дееспособным». Привязка — часть коллизионной нормы, которая определяет, право какого государства следует применить к отношениям (компетентное право). В п. 2 ст. 1197 ГК привязка следующая: «Подчиняется российскому праву».

2. Коллизионные нормы можно классифицировать по различным основаниям.

Односторонней называется коллизионная норма, привязка которой указывает на применение правовой системы конкретного государства. Например, п. 2 ст. 1195 ГК: «Если лицо наряду с российским гражданством имеет и иностранное гражданство, его личным (физического лица) законом является российское право».

Двусторонней (многосторонней) коллизионной является норма, которая не называет компетентное право, но определяет его через указание на конкретные фактические обстоятельства. Например, п. 4 ст. 1209 ГК «Форма сделки в отношении недвижимого имущества подчиняется праву страны, где находится это имущество». Отсюда следует, что потенциально это может быть право любого государства, однако применить следует именно право той страны, где находится недвижимость.

Читайте также  Временная регистрация несовершеннолетнего ребенка риски для собственника

Альтернативные коллизионные нормы содержат несколько вариантов для выбора права, закрепленных законодателем в самой норме. Так, согласно п. 1 ст. 1221 ГК к требованию о возмещении вреда, причиненного вследствие недостатка товара, работы или услуги, может применяться либо право страны, где имеет место жительства или основное место деятельности продавец или изготовитель товара либо иной причинитель вреда, право страны, где имеет место жительства или основное место деятельности потерпевший, или же право страны, где была выполнена работа, оказана услуга, или право страны, где был приобретен товар. При этом выбор права принадлежит потерпевшему.

Кумулятивные нормы (от лат. cumulo — накапливаю). В этом случае речь идет о возможности применения вначале права одного государства, и если это не приводит к должному результату, то затем и другого. Например, п. 2 ст. 1224 ГК указывает, что форма завещания определяется «по праву страны, где завещатель имел место жительства в момент составления такого завещания…». Однако далее п. 2 ст. 1224 ГК предусматривает дополнительную возможность для признания завещания действительным, поскольку определено, что форма завещания может соответствовать праву места составления завещания или требованиям российского права.

Диспозитивные коллизионные нормы закрепляют возможность выбора права сторонами правоотношений. Так, сторонам договора при заключении договора или в последующем предоставляется право выбрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по этому договору ( п. 1 ст. 1210 ГК).

К императивным коллизионным нормам относятся нормы, не позволяющие сторонам самим выбрать применяемое право. Примером такой нормы может служить п. 2 ст. 1213 ГК: «К договорам в отношении находящихся на территории Российской Федерации земельных участков, участков недр и иного недвижимого имущества применяется российское право».

3. Основные типы коллизионных привязок (формулы прикрепления). Коллизионные привязки можно объединить в группы, именуемые еще формулами прикрепления. Среди них выделают личный закон, закон места нахождения имущества, места совершения акта, закон характерного исполнения, закон наиболее тесной связи и др.

Личный закон применяется для определения правового положения физических и юридических лиц. Личный закон физических лиц подразделяется на закон гражданства и закон места жительства. Закон гражданства — коллизионная привязка, в силу которой применяется право того государства, гражданином которого является физическое лицо, а закон места жительства обязывает к применению права страны, на территории которой лицо проживает. Личный закон используется для определения право- и дееспособности, объема и характера личных неимущественных прав, в том числе в семейном праве, и в некоторых иных случаях.

Закон места нахождения вещи используется преимущественно при решении вопросов, связанных с вещными правами. По общему правилу право собственности на имущество определяется по праву страны, где это имущество находится, что нашло закрепление в ст. ст. 1205 — 1207 ГК.

Закон места совершения акта включает в себя несколько «родственных» вариантов — закон места совершения договора, закон места совершения брака, закон места заключения сделки, закон места выдачи доверенности, составления завещания и т.д. — и применяется для определения права, подлежащего применению к обязательствам и в некоторых других случаях. Для определения права, регулирующего деликтные обязательства, наиболее распространенной коллизионной привязкой является закон места причинения вреда ( ст. 1219 ГК).

Закон характерного исполнения означает, что к отношениям следует применять право той страны, представитель которой осуществляет исполнение, определяющее суть договора. В ст. 1211 ГК данная привязка закреплена следующим образом: «…к договору применяется право страны, где на момент заключения договора находится место жительства или основное место деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора». При этом установлено, что стороной, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для договора купли-продажи, является продавец, а для договора аренды — арендодатель и т.п. Не случайно данный тип привязки еще именуют «закон страны продавца».

Закон наиболее тесной связи означает, что к отношению должно применяться право той страны, с которой оно наиболее тесно связано. Указанный тип привязки закреплен в ст. 1186 ГК, где сказано, что при невозможности определить право, подлежащее применению, применяется право страны, с которой гражданско-правовое отношение, осложненное иностранным элементом, наиболее тесно связано.

Закон флага. Коллизионная норма с такой привязкой есть в ст. 415 КТМ, согласно которой право собственности и другие вещные права на судно, включая возникновение, переход и прекращение таких прав, определяются по праву того государства, под флагом которого ходит судно.

Закон суда. Суть данной формулы в том, что суд при определенных ситуациях, например при невозможности установить содержание иностранного права, может применить материальное право своего государства, т.е. государства, на территории которого осуществляется судебное разбирательство ( ст. 1191 ГК).

Могут ли законы противоречить друг другу

Юридическая (правовая) коллизия – это разногласие между двумя или более действующими нормативно-правовыми актами, регулирующими один и тот же вопрос. Также коллизией называют противоречие между выполнением органами власти своих полномочий в процессе правоприменения.

В международном праве юридическая коллизия понимается, как разногласие между гражданскими нормами разных государств.

  • 💡 Особенности юридических коллизий
  • ⚡ Почему они появляются?
  • 👇 Виды разногласий
  • ⭐ Влияние на правовую систему и права граждан
  • 🔎 Как выбрать правовую норму
  • ❗ Мнение эксперта

💡 Особенности юридических коллизий

Очень часто правовые коллизии путают со схожими юридическими понятиями – пробелом в праве, юридическим конфликтом и конкуренцией юридических норм. На самом деле, несмотря на кажущуюся внешнюю похожесть, это термины, обозначающие совершенно разные явления:

  1. Пробел в праве – в отличие от коллизии, которая означает расхождение между имеющимися нормами, пробел означает частичное или полное отсутствие законодательных норм, необходимых для разрешения того или иного правового вопроса.
  2. Юридический конфликт – в отличие от коллизии, которая возникает между нормативными предписаниями, юридический конфликт возникает между субъектами по поводу толкования, применения или создания правовых норм. В данном случае коллизия может являться только причиной или следствием юридического конфликта.
  3. Конкуренция юридических норм – в таком случае происходит незначительное несоответствие между общими и специальными правовыми нормами, регулирующими один и тот же вопрос. Данные нормы не противоречат друг другу в отличие от коллизии, а эффект конкуренции возникает вследствие конкретизации, детализации и прочих малозначительных аспектов регулирования того или иного вопроса.

⚡ Почему они появляются?

Причины появления коллизий можно разделить на две большие группы – объективные (иногда их называют естественными) и субъективные.

К объективным причинам можно отнести активное развитие общественных отношений и общую консервативность правовых норм, не успевающих за динамикой отношений. В результате появляется необходимость изменить или дополнить правовые нормы, регулирующие те или иные общественные отношения, но коррективы вносятся несвоевременно. Возникает противоречие между ранее действующими юридическими нормами и потребностями нового правового оформления изменившейся ситуации.

Также к объективным причинам появления коллизий относится существование нормативно-правовых актов, которые были приняты в разное время, в разной общественной обстановке, и при этом уже устаревшие акты оказались неотмененными.

К субъективным причинам относятся недостаточный уровень профессиональной подготовки сотрудников правоприменительных органов, размытость правотворческих полномочий государственных органов и отдельных должностных лиц, общий невысокий уровень правовой культуры, размытость при формулировании юридических предписаний и т. д. В результате один и тот же вопрос решается субъектами права по-разному.

👇 Виды разногласий

В современном праве чаще всего встречаются следующие виды юридических коллизий:

  1. Между нормативно-правовыми актами – чаще всего встречаются противоречия между законами и подзаконными актами. Также бывают коллизии между федеральными актами и актами субъектов, между Конституцией и иными правовыми нормами и т. д.
  2. Между актами применения права – противоречия при выполнении одних и тех же законодательных предписаний.
  3. Между компетенцией или полномочиями субъектов права – в данном случае под субъектами понимаются органы власти или должностные лица.
  4. Между юридическими процедурами – противоречия при выполнении того или иного процессуального действия, порядок проведения которого регламентирован законами и подзаконными актами.
  5. Между нормами национального и международного права.

⭐ Влияние на правовую систему и права граждан

Юридические коллизии имеют явное негативное влияние на правовую систему, мешая ей нормально развиваться и работать. Вследствие существующих противоречий могут быть ущемлены права граждан.

Юридические коллизии мешают правовому регулированию и правоприменению, создавая трудности не только для граждан, но и для должностных лиц. Из-за возникновения коллизий человек, не обладающих достаточными профессиональными знаниями, может испытывать трудности при попытке обратиться к законодательным документам или воспользоваться своими правами.

Принятые нормативно-правовые акты, противоречащие друг другу, тормозят реализацию прописанных в них положений. Также они создают питательную среду для законодательных злоупотреблений.

🔎 Как выбрать правовую норму

На практике при возникновении юридических коллизий нужно из нескольких противоречащих друг другу норм выбрать одну. Вопрос решается следующим образом:

  1. Если разногласия возникли между нормативно-правовыми актами, выпущенными разными органами, то предпочтение отдается тому, который обладает наибольшей правовой силой и занимает более высокое положение в правовой иерархии. Например, при противоречии между законом и подзаконным актом выбор всегда будет сделан в пользу закона.
  2. Если разногласия возникли между нормативно-правовыми актами, выпущенными одним органом по одному и тому же вопросу, но в разное время, то всегда ориентируются на последний выпущенный нормативно-правовой документ. При решении вопросов всегда опираются на нормы, прописанные в последнем по хронологии нормативно-правовом акте, а все возможные разногласия с прежними версиями автоматически отменяются.
  3. Если разногласия возникли между нормативно-правовыми актами федерального значения и нормативно-правовыми актами федеральных субъектов, то предпочтение всегда отдается федеральным актам.
  4. Если разногласия возникли между общим и специальным нормативно-правовым актом одного уровня, то приоритет отдается специальному. Если же разногласия возникли между общим и специальным нормативно-правовым актом разного уровня, то приоритет отдается общему.

В некоторых случаях юридическая коллизия решается путем судебного разбирательства, чаще всего – с привлечением Конституционного суда РФ, чьи решения носят нормативно-регулирующий характер. Также возможно создание согласительной комиссии в случае, когда коллизия возникла между органами государственной власти.

Манипулирование иерархией в российском праве: к проблеме совпадения иерархической и содержательной коллизии

Как известно, в любом современном правопорядке существует система преодоления правовых коллизий, которая должна учитывать ситуации т. н. «совпадения коллизий», то есть одновременного «наслоения» друг на друга коллизий различных видов 1 , к примеру, иерархической 2 и содержательной 3 .

Отечественная правовая доктрина и практика используют следующие правила преодоления таких правовых аномалий: иерархическая коллизионная норма всегда имеет приоритет над содержательной.

Однако в некоторых случаях вызывает затруднения вопрос о квалификации тех или иных коллизионных норм и, следовательно, о возможности применения обозначенных правил. Более того, в тексте закона в одной части или пункте статьи, в одном предложении могут быть сформулированы несколько коллизионных норм разных видов.

Такие ситуации возникают, тогда, когда законодатель, осуществляя регулирование определенного правового института, применительно к регулированию субинститута в рамках данного института использует следующий прием: указывается, что регулирование осуществляется специальными нижестоящими актами, которые имеют приоритет перед общим вышестоящим актом.

В качестве иллюстрации исследуем правило части 4 статьи 539 Гражданского кодекса Российской Федерации 4 (далее — ГК РФ) о правовом регулировании снабжения электроэнергией.

В соответствии данной нормой к отношениям по договору снабжения электрической энергией правила параграфа 6 главы 30, посвященного регулированию договора энергоснабжения, применяются, если законом или иными правовыми актами не установлено иное, то есть в случае коллизии между нормами ГК РФ и нормами других федеральных законов или иных правовых актов, применению подлежат последние.

Данная норма представляет собой симбиоз иерархической и содержательной коллизионных норм, поскольку устанавливает соотношение различных по своей юридической силе нормативных правовых актов применительно к роду и виду регулируемых отношений — энергоснабжению и снабжению электроэнергией.

Рассмотрим соотношение данной нормы с иными. Для более продуктивного анализа разделим ее на 2 логические части:

1) «нормы ГК РФ применяются, если иное не установлено законом» (далее — «первая» норма);

2) «нормы ГК РФ применяются, если иное не установлено иными правовыми актами» (далее — «вторая» норма).

Вызывает интерес соотношение «первой» нормы с правилом части 2 статьи 3 ГК РФ 5 , согласно которому нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать ГК РФ.

Норма части 2 статьи 3 ГК РФ представляет собой иерархическую коллизионную норму, которая устанавливает отношения субординации между гражданско-правовыми нормами, содержащимися в ГК РФ, и гражданско-правовыми нормами иных федеральных законов. Данная норма закрепляет т. н. предметную (относительную, отраслевую) иерархию норм, вокруг легитимности которой в литературе идут многочисленные споры. Не вдаваясь в дискуссию о рациональности использования такого вида иерархических связей 6 , отмечу, что они закреплены во множестве кодифицированных актов и, наконец, после нескольких лет «гонений» были «реабилитированы» в нескольких решениях Конституционного суда Российской Федерации 7

Сравнивая «первую» норму с нормой части 2 статьи 3 ГК РФ, мы видим интересный пример содержательной коллизии коллизионных норм, так как обе нормы закреплены на уровне ГК РФ, а «первая» норма является общей, вторая — специальной. Это влечет необходимость руководствоваться специальной коллизионной нормой и в случае коллизии, в соответствии с выявленной действительной волей законодателя, применять «иные правила, установленные законом».

На этом конкретном примере можно проиллюстрировать, что юридически закрепленное главенство кодекса среди иных актов того же вида в рамках отрасли ставит законодателя в такое положение, когда он вынужден всякий раз особо подчеркивать ситуации, в которых кодекс является «обычным» федеральным законом, как в приведенном примере.

В обозначенной ситуации с «первой» нормой наблюдается обратная трансформация «предметной» иерархии в «классическую», но лишь на некоторых специально выделенных участках правового регулирования. Представленные метаморфозы оправданы с точки зрения логики построения иерархии: если сам кодекс устанавливает общее правило о своем превосходстве в регулировании гражданско-правовых отношений, он же может установить и исключения из этого правила.

«Вторая» же норма представляет собой еще более интересный пример коллизионной нормы. Она буквально переворачивает классическую иерархию источников права, регулирующих снабжение электроэнергией, устанавливая в данных отношениях превосходство указов Президента РФ и постановлений Правительства РФ над Гражданским кодексом РФ.

Является ли такое регулирование легитимным?

Думается, что нет, поскольку в данном примере изменяются первичные, абсолютные иерархические связи. В статьях 90 и 115 Конституции РФ однозначно и недвусмысленно закреплено, что федеральные законы имеют иерархическое превосходство над указами Президента РФ и постановлениями Правительства РФ. Следовательно, придание во «второй» норме указам Президента РФ и постановлениям Правительства РФ большей юридической силы, чем у Гражданского кодекса РФ как федерального закона, противоречит части 1 статьи 15 Конституции РФ.

Причем в данном случае речь уже не может идти о соотношении общих и специальных норм, поскольку в конфликт между собой вступают разноуровневые иерархические коллизионные нормы.

Приведем еще один пример «неосторожного» обращения с иерархией: теперь уже в юридической литературе. В качестве предложения законодателю исследователь С.А. Иванов советует закрепить такое соотношение НПА, принимаемых Центробанком России, в системе источников права: «Нормативные правовые акты Центрального банка Российской Федерации по вопросам проведения денежной эмиссии, защиты и обеспечении устойчивости рубля не должны противоречить Конституции Российской Федерации и федеральным законам, а по остальным вопросам также и нормативным указам Президента Российской Федерации» 8 . Как видим, перед нами типичный пример относительной («предметной») иерархии источников права. По мнению С.А. Иванова, «данная юридическая формулировка позволит закрепить особый, более высокий статус нормативных правовых актов Центрального банка Российской Федерации по вопросам денежной эмиссии, защиты и обеспечении устойчивости рубля в сравнении с актами Президента России и Правительства России и иных федеральных органов государственной власти. Помимо этого, предложенная формулировка предоставит Центробанку право издания своих актов в отсутствие вышестоящих нормативных правовых актов (федеральных законов, актов Президента России) по иным вопросам, входящим в компетенцию Банка России» 9 .

Озабоченность С.А. Иванова проблемой обеспечения независимости Центробанка в вопросах проведения денежной эмиссии, защиты и обеспечении устойчивости рубля понятна. Однако представляется, что предложенное соотношение НПА Центробанка и указов Президента Российской Федерации основано на нарушении абсолютных иерархических связей — главенства указов Президента РФ среди всех подзаконных актов в России, что следует из системного толкования части 3 статьи 90 и части 2 статьи 80 Конституции Российской Федерации, а также статьи 7 федерального закона от 10.07.2002 № 86-ФЗ «О центральном банке Российской Федерации», фактически приравнивающей акты Центробанка к актам федеральных органов исполнительной власти.

Думается, более обоснованным и в наибольшей мере соответствующим логике построения иерархии подзаконных актов было бы наделение актов Центробанка по вопросам его компетенции большей юридической силой относительно актов иных федеральных органов исполнительной власти, что вполне соответствует специфике правового статуса Центробанка.

На основе проведенного анализа можно сделать вывод об одном важном свойстве предметных (относительных) иерархических связей — их дискретности, возможности прерываться в определенных точках правового пространства по воле законодателя для нормативного закрепления примата специальных норм относительно общих.

Но важно помнить о пределах «жонглирования» иерархией — недопустимо под видом обозначения специфики правоотношений в угоду ведомственным и корпоративным интересам устанавливать примат подзаконного акта над законом, поскольку это является грубым нарушением принципа законности.

Увлечение законодателя таким приемом нивелирования роли закона как в примере со «второй» нормой добавляет еще один аргумент для скептического отношения к декларациям о продвижении России по пути строительства правового государства. Отсутствие же реакции на это со стороны юридического сообщества России вызывает чувства недоумения и грусти.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector