Какие доказательства принимает суд в гражданском процессе

Какие доказательства принимает суд в гражданском процессе

Какие доказательства принимает суд в гражданском процессе

Статья 55 ГПК РФ. Доказательства

1. Доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

Объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей могут быть получены путем использования систем видеоконференц-связи в порядке, установленном статьей 155.1 настоящего Кодекса.

2. Доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда.

Комментарии к ст. 55 ГПК РФ

1. Доказательство представляет собой единство сведений о фактах и процессуального источника. Не содержащий в себе сведений о фактах, имеющих отношение к делу, документ также не будет письменным доказательством, как и имеющие отношение к происшествию данные, распространяемые в виде слухов, а не сведения о фактах гражданско-процессуального характера. Когда же информация, о которой сначала было известно по слухам, будет закреплена в одном из источников, указанных в абз. 2 ч. 1 комментируемой статьи, на свет появится доказательство.

2. Верховный Суд РФ оперировал и таким понятием, как «факт», в значении доказательства . Несмотря на высказываемый большинством процессуалистов иной взгляд на понятие доказательства, невозможно безразлично относиться пусть даже и к отличающейся от общепринятой практике высшего органа правосудия нашего государства.

См., к примеру: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 мая 1996 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. N 1. С. 2.

3. Понятиеобразующие признаки доказательств:

1) в доказательствах содержатся сведения о фактах;

2) сведения о фактах — это сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела;

3) сведения о фактах должны быть «собраны на» предусмотренный законом источник;

4) в гражданско-процессуальное доказывание сведения о фактах вовлекаются в определенном законом порядке.

4. Сведения о фактах — это содержание доказательства — данные (информация) о рассматриваемом и разрешаемом споре (происшествии).

5. Объяснения сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов — это форма доказательств, их принято называть процессуальными источниками сведений о фактах или источниками доказательств.

6. Установленный законом перечень средств доказывания является окончательным и расширенному толкованию не подлежит.

7. При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона не только в силу ч. 2 комментируемой статьи, но и в соответствии с положениями ст. 50 Конституции РФ.

8. Верховный Суд РФ обращал внимание судов на необходимость выполнения конституционного положения о том, что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона (ч. 2 ст. 50 Конституции РФ). Доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией РФ права человека и гражданина или если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами .

По аналогии с толкованием ранее действовавших гражданских процессуальных норм. См.: О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 года N 8 // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М.: Издательство «Спарк», 1997. С. 534.

9. Суд не должен ограничиваться перечислением в решении доказательств, которыми подтверждаются те или иные имеющие значение для дела обстоятельства, а обязан изложить содержание этих доказательств.

10. На практике возник вопрос: может ли быть подтверждено получение заработной платы в определенном размере в случае утраты первичных бухгалтерских документов о заработке граждан свидетельскими показаниями? В силу комментируемой статьи обстоятельства, подлежащие доказыванию по делу, могут устанавливаться, в частности, с помощью показаний свидетелей. Вместе с тем ст. 60 ГПК РФ предусматривает, что обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами. Согласно же ст. 1 Федерального закона от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» установление трудовых пенсий осуществляется в соответствии с указанным Федеральным законом, который не содержит каких-либо ограничений в способах доказывания получения заработной платы в определенном размере.

См.: Собр. законодательства РФ. 2001. N 52 (ч. 1). Ст. 4920.

11. Поэтому суд вправе принять во внимание любые средства доказывания, предусмотренные гражданским процессуальным законодательством, в том числе и показания свидетелей при разрешении вопроса о размере заработной платы гражданина, исходя из которого рассчитывается среднемесячный заработок, необходимый для определения страховой части пенсии при оценке пенсионных прав граждан. Вместе с тем следует учитывать, что согласно ч. 1 ст. 57 ГПК РФ суд вправе предложить гражданину представить дополнительные доказательства, а также оказать содействие в их собирании. В случае невозможности подтверждения указанного обстоятельства иными доказательствами кроме свидетельских показаний суд оценивает свидетельские показания в том числе и на предмет их достоверности и достаточности (ст. 67 ГПК РФ) .

См.: Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2005 года: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ от 4, 11 и 18 мая 2005 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 10. [Электронный ресурс]. М., 2005.

12. Аналогичные требования предъявляются к порядку доказывания факта участия в работах по ликвидации последствий чернобыльской катастрофы .

См.: О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел, связанных с реализацией инвалидами прав, гарантированных Законом Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС»: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 декабря 2000 года N 35 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. N 2.

13. То же самое можно сказать и о доказывании характера выполняемой работы. Поскольку действующее пенсионное законодательство не содержит каких-либо ограничений в способах доказывания данного обстоятельства, подтверждение которого необходимо для целей назначения пенсии на льготных условиях, суд вправе принять во внимание любые средства доказывания, предусмотренные ГПК РФ, в том числе и показания свидетелей, если подтверждение стажа документами невозможно по причинам, не зависящим от работника .

См.: Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2004 года: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ от 9 февраля 2005 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 7. [Электронный ресурс]. М., 2005.

14. По делу о возмещении вреда, причиненного имуществу в результате дорожно-транспортного происшествия, одним из доказательств может быть и постановление о прекращении дела об административном правонарушении. Оно подлежит оценке наряду с другими доказательствами. Постановление о прекращении производства по делу об административном правонарушении не является обстоятельством, исключающим привлечение лица, нарушившего правила дорожного движения, к ответственности за причинение вреда имуществу в порядке гражданского судопроизводства .

См.: Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2007 года. Утвержден Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 27 февраля 2008 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 5. [Электронный ресурс]. М., 2008.

15. См. также комментарии к ст. 59, 77, 86, 284 ГПК РФ.

Глава 6. Доказательства и доказывание

Судебная практика и законодательство — ГПК РФ. Глава 6. Доказательства и доказывание

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.П. Гришин, обратившийся в Конституционный Суд Российской Федерации в интересах своего несовершеннолетнего сына Г.А. Гришина, оспаривает конституционность ряда статей, содержащихся в главах 1 «Основные положения», 4 «Лица, участвующие в деле», 6 «Доказательства и доказывание», 10 «Судебные извещения и вызовы», 14 «Подготовка дела к судебному разбирательству», 15 «Судебное разбирательство», 16 «Решение суда», 39 «Производство в суде апелляционной инстанции» и 41 «Производство в суде кассационной инстанции» ГПК Российской Федерации, а также, как указывает заявитель, аналогичные им положения Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

Дополнительные (новые) доказательства исследуются в порядке, установленном главой 6 ГПК РФ «Доказательства и доказывание» и статьями 175 — 189 ГПК РФ (пункт 31 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»).

Общие правила доказывания в гражданском процессе урегулированы положениями главы 6 ГПК РФ.

Согласно части 1 статьи 55 данного кодекса доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

При повторном рассмотрении дела судом апелляционной инстанции по правилам производства в суде первой инстанции, в том числе с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 ГПК РФ, применяются, в частности, правила о подготовке дела к судебному разбирательству (глава 14 ГПК РФ), правила исследования и оценки доказательств (глава 6 и статьи 175 — 189 ГПК РФ), правила о принятии решения суда (части 2, 3 статьи 194 ГПК РФ), правила о составлении мотивированного решения суда (статья 199 ГПК РФ) (абзац первый пункта 22 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13).

Дополнительные (новые) доказательства исследуются в порядке, установленном главой 6 ГПК РФ «Доказательства и доказывание» и статьями 175 — 189 ГПК РФ.

В силу статьи 157 ГПК РФ одним из основных принципов судебного разбирательства является его непосредственность, решение может быть основано только на тех доказательствах, которые были исследованы судом в судебном заседании.

При повторном рассмотрении дела судом апелляционной инстанции по правилам производства в суде первой инстанции, в том числе с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 ГПК РФ, применяются, в частности, правила о подготовке дела к судебному разбирательству (глава 14 ГПК РФ), правила исследования и оценки доказательств (глава 6 и статьи 175 — 189 ГПК РФ), правила о принятии решения суда (части 2, 3 статьи 194 ГПК РФ), правила о составлении мотивированного решения суда (статья 199 ГПК РФ) (абзац первый пункта 22 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13).

Общие правила доказывания в гражданском процессе урегулированы положениями главы 6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Согласно части 1 статьи 55 данного кодекса доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

По смыслу правовой позиции, выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 22 апреля 2011 года N 5-П, сам по себе факт отсутствия паспорта транспортного средства не может выступать непреодолимым препятствием для регистрации транспортного средства — при условии установления его соответствия требованиям безопасности дорожного движения; в случае обжалования собственником транспортного средства действий органов и должностных лиц, осуществляющих их регистрацию, суд не вправе принимать решение по делу исходя только из подобных фактов, без установления и оценки по общим правилам доказывания, предусмотренным главой 6 ГПК Российской Федерации и главой 7 АПК Российской Федерации, всех обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

Вместе с тем, сами по себе указанные выводы дознавателя, в силу положений статьи 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не могли быть положены в основу вывода суда о прекращения обращений Банка с требованием об уплате задолженности. Данное обстоятельство подлежало доказыванию в общем порядке, предусмотренном главой 6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Кроме того, в случае устранения установленных правоохранительным органом причин, явившихся основанием для аннулирования регистрационного действия, восстановление регистрационного учета производится в соответствии с решением указанного органа с выдачей новых регистрационных документов и регистрационных знаков, а также паспорта транспортного средства; в иных случаях, при условии соответствия транспортного средства установленным требованиям безопасности дорожного движения, регистрационный учет может быть восстановлен на основании судебных решений (пункт 51 Правил регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним в Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации). Соответственно, в случае обжалования собственником транспортного средства действий органов и должностных лиц, осуществляющих регистрацию транспортных средств, суд, принимая решение по делу, не вправе исходить из одного лишь факта подделки паспорта транспортного средства, совершенной иным лицом, — без установления и оценки по общим правилам доказывания, предусмотренным главой 6 ГПК Российской Федерации и главой 7 АПК Российской Федерации, всех обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

По смыслу правовой позиции, выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 22 апреля 2011 года N 5-П, сам по себе факт отсутствия паспорта транспортного средства не может выступать непреодолимым препятствием для регистрации транспортного средства — при условии установления его соответствия требованиям безопасности дорожного движения; в случае обжалования собственником транспортного средства действий органов и должностных лиц, осуществляющих их регистрацию, суд не вправе принимать решение по делу исходя только из подобных фактов, без установления и оценки по общим правилам доказывания, предусмотренным главой 6 ГПК Российской Федерации и главой 7 АПК Российской Федерации, всех обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

При этом по смыслу правовой позиции, выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 22 апреля 2011 года N 5-П, сам по себе факт отсутствия паспорта транспортного средства не может выступать непреодолимым препятствием для регистрации транспортного средства — при условии установления его соответствия требованиям безопасности дорожного движения. В случае обжалования собственником транспортного средства действий органов и должностных лиц, осуществляющих регистрацию транспортных средств, суд, принимая решение по делу, не вправе исходить из одного лишь факта отсутствия паспорта транспортного средства — без установления и оценки по общим правилам доказывания, предусмотренным главой 6 ГПК Российской Федерации и главой 7 АПК Российской Федерации, всех обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

При этом, по смыслу выраженной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 22 апреля 2011 года N 5-П правовой позиции, сам по себе факт отсутствия паспорта транспортного средства не может выступать непреодолимым препятствием для регистрации транспортного средства — при условии установления его соответствия требованиям безопасности дорожного движения. В случае обжалования собственником транспортного средства действий органов и должностных лиц, осуществляющих регистрацию транспортных средств, суд, принимая решение по делу, не вправе исходить из одного лишь факта отсутствия паспорта транспортного средства — без установления и оценки по общим правилам доказывания, предусмотренным главой 6 ГПК Российской Федерации и главой 7 АПК Российской Федерации, всех обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

Доказательства в судебном процессе

Рассмотрение и разрешение судебного дела состоят из определения предмета судебной деятельности; установления в результате доказывания обстоятельств, имеющих значение для дела; определения прав и обязанностей лиц, участвующих в деле; разрешения дела по существу.

Суд не может разрешить ни одного дела, не выяснив его обстоятельств. В каждом конкретном случае он устанавливает юридические факты, с которыми нормы права связывают возникновение, изменение и прекращение правоотношений, определяет спорные правоотношения (существует ли на самом деле то право, о котором просит истец; лежит ли на ответчике соответствующая обязанность, в чем именно она заключается). Деятельность суда направлена на познание сущности рассматриваемого дела, его юридического и фактического состава.

Для установления обстоятельств, которые суд не может непосредственно воспринимать, используются явления, воспринимаемые судом непосредственно и несущие ему информацию о фактах. Это судебные доказательства. Они являются средством опосредованного познания судом фактов, имеющих значение по делу.

Часть 1 ст. 55 ГПК РФ определяет доказательства в гражданском процессе как сведения о фактах, на основании которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Аналогично определяет судебные доказательства АПК РФ (ч. 1 ст. 64) и КАС РФ (ч. 1 ст. 59).

Сведения об обстоятельствах дела могут служить доказательствами в суде только в том случае, когда они получены в порядке, предусмотренном законом.

ГПК РФ, АПК РФ, КАС РФ регламентируют форму, в которой могут быть получены сведения о фактах. Последние только тогда являются доказательствами, если установлены предусмотренными законом средствами доказывания. Так, абз.2 ч. 1 ст. 55 ГПК РФ закрепляет современную систему средств доказывания. Ее системообразующим фактором выступает цель доказывания, т.е. правильное и своевременное установление фактических обстоятельств дела.

Абз. 2 ч. 1 ст. 55 ГПК РФ устанавливает элементы системы: объяснения сторон, показания свидетелей, письменные доказательства, вещественные доказательства, заключения экспертов, аудио- и видеозаписи. Часть 2 ст. 59 КАС РФ к числу средств доказывания относит объяснения лиц, участвующих в деле, показания свидетелей, полученные, в том числе, путем использования систем видеоконференц-связи, а также письменные и вещественные доказательства, аудио- и видеозаписи, заключения экспертов. Указанные нормы закрепляют исчерпывающий перечень подлежащих применению в гражданском процессе и в административном судопроизводстве доказательств. Следует отметить, что арбитражное процессуальное законодательство закрепило открытый перечень доказательств, указав, в том числе, в качестве таковых иные документы и материалы (ст. 89 АПК РФ). Это дает основание подразделить доказательства на формализованные и неформализованные. Иные документы и материалы носят неформализованный характер. Традиционные доказательства имеют жесткую процессуальную регламентацию, иные — мягкую. Закон не содержит процессуальных условий, соблюдение которых гарантирует допустимость иных документов в рамках арбитражного процесса. К иным документам и материалам могут быть отнесены только те доказательства, которые содержат информацию, которая не может быть закреплена каким-либо формализованным доказательством.

Включение в АПК РФ иных документов и материалов как средства доказывания в арбитражном процессе определенным образом поменяло модель доказывания по арбитражным делам. В соответствии со ст. 89 АПК РФ иные документы и материалы допускаются в качестве доказательств, если содержат сведения об обстоятельствах, имеющих значение для правильного рассмотрения дела. Иные документы и материалы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменной, так и в иной форме. К ним могут относиться материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации, полученные, истребованные или представленные в порядке, установленном АПК РФ.

Иные документы и материалы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменном, так и в ином виде. Эти данные могут быть получены как в рамках процесса, так и вне его (например, заключение независимого эксперта). Иные документы и материалы могут представляться сторонами и другими лицами, участвующими в деле, по их ходатайству истребоваться судом. Иные документы и материалы для приобретения статуса доказательства должны быть приобщены к материалам дела на основании определения суда. Отказ суда в допуске таких доказательств должен быть мотивирован и может быть обжалован лицами, участвующими в деле, в апелляционном порядке. Таким образом, иные документы и материалы — это документы и предметы материального мира, содержащие сведения, имеющие значение для установления по делу обстоятельств, подлежащих доказыванию, которые представлены участниками судопроизводства и приобщены к материалам гражданского дела.

Помимо процессуальных требований к форме доказательств, они также должны отвечать признакам относимости и допустимости.

Судебными доказательствами могут быть лишь сведения о фактах, подтверждающие наличие или отсутствие обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения спора. Относящимися к делу являются те фактические данные, которые служат средством установления обстоятельств, значимых для дела. Суд принимает только те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела (ст. 59 ГПК РФ, ст. 67 АПК РФ, ст. 60 КАС РФ).

Доказательство считается относящимся к делу тогда, когда между содержанием судебного доказательства и фактами, подлежащими установлению, имеется объективная связь. Решение вопроса об относимости доказательств проходит в два этапа: 1) определение значения обстоятельства и факта, для установления которого используется доказательство; 2) установление наличия объективной связи между обстоятельствами, подлежащими установлению, и доказательством.

Немаловажное значение имеет признак допустимости доказательств.

В соответствии с ч. 2 ст. 50 Конституции РФ при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

Содержание и форма судебных доказательств неотделимы друг от друга. Относящиеся к делу факты не могут служить доказательством, если они не получены из установленных законом средств доказывания (ст. 60 ГПК РФ, ст. 68 АПК РФ, ст. 61 КАС РФ).

Читайте также  Каков порядок ликвидации тсж по решению суда?

Допустимость доказательств является одним из основополагающих начал представления, исследования и оценки доказательств на всех стадиях гражданского и арбитражного процессов. Поэтому допустимость доказательств правильнее рассматривать как принцип доказывания.

Процессуальные критерии допустимости доказательств в гражданском, арбитражном процессах, административном судопроизводстве следует рассматривать идентично. Процессуальная составляющая допустимости доказательств включает следующие критерии: 1) надлежащий субъектный состав лиц, осуществляющих процессуальные действия по доказыванию; 2) надлежащий источник фактических данных; 3) соблюдение процессуального порядка собирания, представления и исследования доказательств; 4) установленные законом пределы доказывания на стадиях судопроизводства.

Таким образом, допустимость доказательств подразумевает наличие материально-правовой и процессуальной сторон.

Денис Рябинин, адвокат НОКА «Хабаровский краевой юридический центр»

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

ВС не разрешил судам давать произвольную оценку доказательствам

Суды не могут давать произвольную оценку доказательствам: возможность судить и выносить решения по своему внутреннему убеждению не даёт судьям подобного права, разъясняет Верховный суд РФ.

Высшая инстанция рассмотрела неприятную ситуацию, с которой могут столкнуться вкладчики банка: у клиентки через личный онлайн-кабинет увели полмиллиона рублей, указав все необходимые персонифицированные данные. Верховный суд РФ рассказал о правах и обязанностях всех участников подобных споров — потерпевшей, кредитной организации, а также человека, на счёт которого поступил спорный перевод.

В суд обратилась клиентка «Сбербанка», у которой в 2015 году со счета «увели» 500 тысяч рублей: деньги сначала перечислили другой вкладчице, а затем 413 тысяч из них ушли неизвестным лицам. Заявительница посчитала, что клиентка банка, которой поступили её деньги, таким образом получила неосновательное обогащение и потребовала, чтобы та вернула ей средства.

Однако Кетовский суд Курганской области в удовлетворении исковых требований отказал, а апелляционная инстанция оставила это решение без изменения.
Суды посчитали, что истица не представила относимых и допустимых доказательств, подтверждающих увеличение стоимости имущества ответчицы за счет поступивших с ее банковского счета денежных средств, а также наличие причинно-следственной связи между перечислением денег ответчице и их дальнейшим поступлением на банковские счета третьих лиц.

Суды также указали, что раз ответчица потеряла свою банковскую карту, то она не имела возможности распоряжаться денежными средствами, поступившими на ее счёт.

Лишившаяся полумиллиона рублей вкладчица также пыталась судиться со «Сбербанком», но и в этом споре потерпела фиаско: вступившим в законную силу решением Гагаринского суда Москвы ей отказано в требовании о взыскании неправомерно списанных со счета денег.

Столичный суд решил, что у кредитной организации отсутствовали законные основания для отказа в проведении операции, поскольку в системе «Сбербанк Онл@йн» были введены правильные идентификатор, логин и пароли. А в соответствии с условиями договора банковского счета, тот, кто правильно вводит все данные, определяется как клиент банка.

Обязанности получателя денег

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда сочла, что нельзя согласиться с постановлением об отказе в иске к вкладчице, на счёт которой поступили средства истицы.

ВС напомнил, что суд оценивает доказательства и их совокупность по своему внутреннему убеждению.

«Однако это не предполагает возможность оценки судом доказательств произвольно и в противоречии с законом», — отмечает высшая инстанция.

Она указывает, что каждая сторона процесса должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений (часть 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса).

«По делам о взыскании неосновательного обогащения на истца возлагается обязанность доказать факт приобретения или сбережения имущества ответчиком, а на ответчика — обязанность доказать наличие законных оснований для приобретения или сбережения такого имущества либо наличие обстоятельств, при которых неосновательное обогащение в силу закона не подлежит возврату», — поясняет ВС.

В рассматриваемом деле судом установлен и никем не оспаривался факт перечисления 500 тысяч рублей со счета одной клиентки банка на счёт другой.

Денежные средства истицы на счет ответчицы были переведены помимо ее воли, иным неустановленным лицом, следует из материалов дела.

Ответчица же пояснила, что она поступившими на ее счёт деньгами не распоряжалась, а картой банка не пользовалась, так как потеряла ее. Она считает, что распоряжение денежными средствами осуществляли неустановленные третьи лица.

«При таких обстоятельствах для правильного разрешения спора судам следовало установить, приобрела ли ответчица денежные средства именно заявительницы, доказано ли ответчицей наличие законных оснований для приобретения этих денежных средств либо предусмотренных статьей 1109 Гражданского кодекса обстоятельств, в силу которых эти денежные средства не подлежат возврату», — поясняет ВС.

Однако суды первой и апелляционной инстанций не дали какой-либо оценки этим обстоятельствам, возложив на истицу бремя доказывания увеличения стоимости имущества ответчицы и наличия у нее возможности фактически распоряжаться полученными денежными средствами, указал ВС.

Он разъясняет, что сам по себе факт утраты ответчицей банковской карты не лишает ее права распоряжения денежными средствами, которые находятся на счете.

Ответственность банка

Кроме того, суды установили, что из перечисленных на банковский счет ответчицы 500 тысяч рублей третьим лицам ушли 413 тысяч, а 87 тысяч так и лежат на ее вкладе.

При этом первоначальная принадлежность этих денег истице также установлена судом, и не оспаривалась сторонами, напоминает ВС.

Однако апелляционная инстанция, отказывая во взыскании с ответчицы оставшейся на ее счету суммы, решила, что деньги могут быть взысканы только с ПАО «Сбербанк России».

Между тем, согласно статье 845 Гражданского кодекса, банк обязуется принимать и зачислять поступающие на счет клиента денежные средства, выполнять его распоряжения о перечислении и выдаче определённых сумм и проведении других операций.

Кредитная организация не вправе определять и контролировать направления использования денежных средств клиента и устанавливать другие непредусмотренные законом или договором банковского счета ограничения права вкладчика распоряжаться денежными средствами по своему усмотрению, указывает ВС.

«Права на денежные средства, находящиеся на счете, считаются принадлежащими клиенту в пределах суммы остатка», — отмечает он.

Таким образом, оставшиеся от полумиллиона 87 тысяч рублей банку не принадлежат, поскольку находятся на счете клиента, которая не утратила право распоряжаться вкладом, поясняет высшая инстанция.

В связи с этим, вывод суда о том, что данные денежные средства могут быть взысканы только с ПАО «Сбербанк России», является необоснованным, считает ВС РФ.

Он пришёл к выводу, что судебные инстанции допустили по делу существенные нарушения норм права, а принятые судебные постановления не отвечают требованиям законности и обоснованности. Вследствие чего высшая инстанция отменила решение и направила дело на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию.

Почему допустимы недопустимые доказательства?

Если бы законы могли говорить вслух, они бы первым делом пожаловались на законников.
Д. Галифакс

Рассмотрим иные позиции принятого Постановления Пленума ВС РФ от 19 декабря 2017 г. № 51 «О практике применения законодательства при рассмотрении уголовных дел в суде первой инстанции (общий порядок судопроизводства)», касающиеся недопустимости доказательств (с первой частью материала можно ознакомиться, перейдя по ссылке).

В п. 5 постановления указано: «Ходатайства, поступившие до начала рассмотрения дела либо заявленные в подготовительной части судебного заседания, о вызове новых свидетелей, экспертов, специалистов, об истребовании вещественных доказательств и документов или об исключении доказательств, полученных с нарушением требований уголовно-процессуального закона, а также ходатайства, связанные с определением круга участников судебного разбирательства и движением дела (о признании потерпевшим, гражданским истцом, об отложении или о приостановлении судебного разбирательства, прекращении дела и др.), разрешаются непосредственно после их заявления и обсуждения».

Данная позиция Пленума ВС РФ соответствует требованиям ч. 1 ст. 121 УПК РФ о том, что ходатайство подлежит рассмотрению и разрешению непосредственно после его заявления.

Этим пресекаются получившие массовое распространение судебно-прокурорские уловки о том, что ходатайство заявлено преждевременно, доказательства еще не исследованы и т.д., которым сопутствует возможность отложить рассмотрение ходатайства вплоть до ухода в совещательную комнату для провозглашения приговора. Тем самым недопустимые доказательства безосновательно допускаются к исследованию в ходе судебного следствия, когда должны исключаться на более ранних стадиях.

Однако дальше в этом же пункте указывается: «При отсутствии достаточных данных, необходимых для разрешения ходатайства в этой части судебного разбирательства, судья вправе предложить сторонам представить дополнительные материалы в обоснование заявленного ходатайства и оказать им содействие в истребовании таких материалов, а также принять иные меры, позволяющие вынести законное и обоснованное решение, предусмотренное частью 2 статьи 271 УПК РФ».

Считаю, что сделанное уточнение могло бы касаться разрешения иных ходатайств (например, о вызове свидетеля, чей адрес неизвестен), но не ходатайств об исключении доказательств, для которых истребование дополнительных данных не требуется. Спорное доказательство всегда находится в материалах уголовного дела, и задача суда – безотлагательно проверить его на предмет допустимости.

Приведенная позиция Пленума ВС РФ плоха тем, что при желании судьи уклониться от разрешения заявленного ходатайства об исключении доказательств он сможет отложить его рассмотрение под надуманным предлогом необходимости представления дополнительных данных. Да и конструкция «при отсутствии достаточных данных» оставляет место для судейского субъективизма.

В такой ситуации задача стороны защиты заключается в том, чтобы требовать разрешения ходатайства непосредственно, как это предписано ч. 1 ст. 121 УПК РФ, и одновременно доказывать, что в истребовании дополнительных материалов нет необходимости.

Арсенал негативных возможностей заложен в п. 6 постановления: «По тем вопросам, которые указаны в части 2 статьи 256 УПК РФ, суд выносит постановление или определение в совещательной комнате в виде отдельного процессуального документа, который подписывается всем составом суда. Иные вопросы могут разрешаться судом, по его усмотрению, как в совещательной комнате, так и в зале судебного заседания с занесением принятого постановления или определения в протокол судебного заседания. Во всех случаях судебное решение должно быть мотивированным и оглашаться в судебном заседании».

В соответствии с ч. 2 ст. 256 УПК РФ ходатайства об исключении доказательств не отнесены к тем вопросам, которые рассматриваются судом в совещательной комнате и которые излагаются в виде отдельного процессуального документа, подписываемого судьей. В связи с этим Пленум ВС РФ предлагает судьям самим решать, рассматривать такие ходатайства в совещательной комнате либо в зале судебного заседания с занесением принятого постановления в протокол судебного заседания. И в этом, на мой взгляд, заключается серьезная проблема.

В зале судебного заседания возможно разрешить ходатайство, например, о допросе эксперта, что не требует особенных интеллектуальных усилий. Но ходатайства об исключении доказательств, как правило, объемные, могут содержать перечисление процессуальных нарушений на десятках листов, требуют тщательной проверки с учетом не только норм УПК РФ и иных законов, но и судебной практики, сопоставления позиций сторон защиты и обвинения и т.д. Разрешение ходатайств об исключении доказательств по временным затратам иногда ничем не отличается от вынесения приговора и является очень трудоемким занятием.

Можно ли разрешить такие ходатайства, совещаясь на месте и без удаления в совещательную комнату?

Представляется, что даже самые гениальные судьи, выслушав объемное ходатайство, не способны сразу разобраться, обоснованно оно или нет, и экспромтом объявить мотивированное постановление.

Неслучайно ведь Конституционный Суд РФ в своем Определении от 12 июля 2005 г. № 323-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шейченко Владислава Игоревича на нарушение его конституционных прав статьями 17, 88, 234 и 235 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» подчеркивал: «Нет оснований для принятия к рассмотрению жалобы В.И. Шейченко и в части, касающейся оспаривания конституционности статей 234 и 235 УПК Российской Федерации как не предусматривающих необходимость вынесения отдельного решения о признании доказательств недопустимыми, поскольку само по себе изложение выводов судьи относительно допустимости или недопустимости доказательства не в виде отдельного процессуального решения, а в качестве составной части выносимого по результатам предварительного слушания постановления (в частности, о назначении судебного заседания) конституционные права заявителя не нарушает. Необходимость принятия судьей письменного решения по заявленному стороной ходатайству о признании доказательств недопустимыми, равно как процессуальный порядок принятия такого решения, вопреки мнению заявителя, устанавливается как оспариваемыми им, так и иными нормами уголовно-процессуального закона, в том числе статьей 236 УПК Российской Федерации».

Следует напомнить, что, согласно требованиям ч. 4 ст. 236 УПК РФ, «если судья удовлетворяет ходатайство об исключении доказательства и при этом назначает судебное заседание, то в постановлении указывается, какое доказательство исключается и какие материалы уголовного дела, обосновывающие исключение данного доказательства, не могут исследоваться и оглашаться в судебном заседании и использоваться в процессе доказывания».

Хотя данная процессуальная норма касается предварительного слушания, нет оснований игнорировать ее на более поздних стадиях судебного разбирательства.

Верховный Суд РФ фактически позволил судьям самостоятельно решать, когда им удаляться в совещательную комнату, а когда нет. Пользуясь таким разъяснением, судьи смогут и по сложным ходатайствам об исключении доказательств выносить постановления без ухода в совещательную комнату, не давая ответов на все доводы ходатайства, ограничившись общими фразами, лишь формально придавая своему постановлению мотивированный вид. Каждый практикующий адвокат сможет привести массу примеров, когда судьи так поступали до принятия рассматриваемого постановления Пленума.

Казалось бы, действующие процессуальные нормы не освобождают судью от обязанности вынести законное, мотивированное и обоснованное суждение по заявленному ходатайству об исключении доказательств, например, в приговоре. Однако мне пока не встречалось ни одно апелляционное постановление, которым отменялся приговор суда первой инстанции в связи с ненадлежащим рассмотрением данных ходатайств.

Предлагаемый вольный подход к порядку разрешения ходатайств об исключении доказательств, полученных с нарушением закона, на практике усугубит наметившийся кризис данного процессуального института.

Следует положительно оценить п. 13 постановления, согласно которому «судам следует иметь в виду, что установленные в части 4 статьи 235 УПК РФ для предварительного слушания правила, согласно которым при рассмотрении ходатайства стороны защиты о признании доказательства недопустимым на том основании, что оно было получено с нарушением требований уголовно-процессуального закона, бремя опровержения доводов стороны защиты возлагается на государственного обвинителя, а в остальных случаях бремя доказывания лежит на стороне, заявившей ходатайство, распространяются и на судебное разбирательство».

Если упростить сложную конструкцию этого предложения, то получается, что бремя опровержения доводов ходатайства об исключении доказательств, заявленного стороной защиты, ложится на государственного обвинителя вне зависимости от момента заявления.

Пленум ВС РФ этим обратил внимание прокуроров на необходимость добросовестного исполнения своей процессуальной обязанности, подчеркивая существование проблемы. Однако одного лишь подтверждения в постановлении известного и, казалось бы, бесспорного правила о доказательственной презумпции недостаточно для его реализации на практике.

Мы многократно становились очевидцами того, как государственные обвинители в ответ на аргументированные ходатайства стороны защиты об исключении доказательств отвечали молниеносно и незамысловато: «Ходатайство не подлежит удовлетворению, так как все доказательства получены в соответствии с законом, и оснований их исключать не имеется», тем самым перекладывая обязанность опровержения доводов ходатайства на суд.

Правильно поступали те судьи, которые обязывали прокуроров готовить письменные возражения на все доводы ходатайства стороны защиты, однако такие случаи встречались редко.

К сожалению, Пленум ВС РФ не воспользовался возможностью решить давно назревшую проблему. Он мог указать, что под бременем опровержения доводов стороны защиты, которое возлагается на государственного обвинителя, понимается оспаривание всех либо наиболее существенных доводов ходатайства. В случае если возложенная ч. 4 ст. 235 УПК РФ процессуальная обязанность им не выполнена, суд принимает решение в интересах стороны, заявившей ходатайство.

Этого было бы достаточно для того, чтобы реанимировать необходимую, но пока лишь декларативную процессуальную норму, активизировать деятельность государственных обвинителей, облегчить работу судей и тем самым организовать реальную состязательность сторон при разрешении таких ходатайств.

Если бы Судебный департамент при Верховном Суде РФ провел статистические исследования и посчитал, по скольким делам сторона защиты заявляла ходатайства об исключении доказательств и по скольким они были удовлетворены, то, уверен, мы бы получили грустный результат.

Подводя итоги, приходится констатировать, что Пленум ВС РФ не создал условий для практической реализации требований ч. 2 ст. 50 Конституции РФ о том, что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона. Стало быть, недопустимые доказательства продолжат свое беспрепятственное хождение по обвинительным судебным актам, разлагая здоровую правовую ткань, поощряя правоприменителя на дальнейшие нарушения прав граждан и подрывая их доверие к правосудию.

К вопросу об истребовании доказательств у процессуального оппонента

Известно, что и гражданский, и арбитражный процесс представляют собой некую абстрактную модель, состоящую из различных состязательных механизмов. Смысл состязательного процесса заключается в активной роли сторон и пассивной роли суда при сборе доказательств. Иными словами, стороны действуют, стороны доказывают — доказывают те факты, на которые они ссылаются как на основание своих требований и возражений (ч.1 ст. 65 АПК РФ, ч. 1 ст. 57 ГПК РФ).

Доказывание представляет собой важный элемент познавательной деятельности. Прежде чем давать правовую квалификацию, отыскивать норму права, суду необходимо определить круг фактов, подлежащих правовой квалификации.

В теории под доказыванием может пониматься как деятельность, направленная на установление всех фактических обстоятельств с целью их дальнейшей интерпретации сквозь норму права, так и деятельность по аргументации, убеждению сторонних лиц в истинности представленных сведений. Так или иначе, смысл доказывания заключается в достижении истины посредством установления фактов. А стремление к достижению истины является одной из целей правосудия.

Оставляя за рамками наших рассуждений вопрос о том, какова судьба доказательства, истребованного судом по собственной инициативе в рамках состязательного процесса, рассмотрим следующий вопрос: может ли суд в состязательном процессе посодействовать стороне в реализации ее процессуальных прав и истребовать доказательство у ее процессуального оппонента? Т.е. помочь «добыть» доказательство в отношении тех фактов, бремя доказывания которых лежит на одной стороне, а само доказательство находится у другой стороны?

Если сопоставить положения ч. 9 ст. 66 АПК РФ и ч. 3 ст. 57 ГПК РФ, складывается впечатление, что истребовать доказательства у процессуального оппонента в арбитражном процессе можно, а в гражданском – нет. Ведь если в первом случае штраф за непредставление суду доказательств может быть наложен на любое лицо, у которого истребуется доказательство, то во втором случае – только на лицо, которое не является участвующим в деле.

Очевидно, суд не может обязать сторону представить доказательство, если речь идет о доказывании фактов в интересах такой стороны. В этом случае суд может только предложить стороне представить доказательства.

Не возникает и больших сомнений по поводу возможности истребования доказательств от лиц, не участвующих в деле. Такие лица не имеют самостоятельного интереса в исходе дела, непредставление такими лицами доказательств по запросу суда суть акт неуважения к суду.

Интереснее обстоит дело в случае, когда доказательство истребуется от ответчика, т.е. лица, который имеет самостоятельный интерес в деле, притом прямо противоположный интересу истца, на которого законом возлагается обязанность доказать те обстоятельства, на которые он ссылается в обоснование своих требований или возражений.

Можно ли сказать, что истребование доказательств у процессуального оппонента нарушает принцип состязательности сторон?

В судебно-арбитражной практике мнения на сей счет разделились. Часть судов говорит о том, что истребование доказательств у процессуального оппонента идет вразрез с принципами равноправия и состязательности (см. выборку судебных актов п. 1-4):

1. Решение АС Костромской области от 20.03.2020 по делу № А31-15215/2019

В соответствии со ст. Раздел I. Общие положения > Глава 7. Доказательства и доказывание > Статья 65. Обязанность доказывания»>65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

2. Решение АС Самарской области от 12.03.2020 по делу № А55-35223/2019

В силу ч. 2 ст. Раздел I. Общие положения > Глава 1. Основные положения > Статья 7. Равенство всех перед законом и судом»>7 АПК РФ, суд обеспечивает равную судебную защиту прав и законных интересов всех лиц, участвующих в деле. Согласно ч. 2 ст. Раздел I. Общие положения > Глава 1. Основные положения > Статья 8. Равноправие сторон»>8 АПК РФ стороны пользуются равными правами на заявление отводов и ходатайств, представление доказательств , участие в их исследовании, выступление в судебных прениях, представление суду своих доводов и объяснений, осуществление иных процессуальных прав и обязанностей, предусмотренных Кодексом.

В соответствии с ч. 1 и 2 ст. Раздел I. Общие положения > Глава 1. Основные положения > Статья 9. Состязательность»>9 АПК РФ суд не вправе своими действиями ставить какую-либо из сторон в преимущественное положение, равно как и умалять права одной из сторон. Судопроизводство в арбитражном суде осуществляется на основе состязательности. Лица, участвующие в деле, вправе знать об аргументах друг друга до начала судебного разбирательства. Каждому лицу, участвующему в деле, гарантируется право представлять доказательства суду и другой стороне по делу, обеспечивается право заявлять ходатайства, высказывать свои доводы и соображения, давать объяснения по всем возникающим в ходе рассмотрения дела вопросам, связанным с представлением доказательств .

Читайте также  Налоговый кодекс рф госпошлина в арбитражный суд

Заявляя ходатайство об истребовании доказательств у ответчика , истец фактически возлагает на ответчика обязанность доказывания собственных исковых требований, что противоречит принципу состязательности сторон, установленного ст. Раздел I. Общие положения > Глава 1. Основные положения > Статья 9. Состязательность»>9 АПК РФ.

На основании изложенного, суд считает необходимым отказать в удовлетворении ходатайства истца об истребовании доказательств.

3. Решение АС Республики Коми от 17.02.2020 по делу № А29-16738/2019

Правовой механизм, предусмотренный в статье Раздел I. Общие положения > Глава 7. Доказательства и доказывание > Статья 66. Представление и истребование доказательств»>66 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не применяетсяв отношении сторон (суд не вправе истребовать доказательства у истца и ответчика , в том числе и под угрозой применения штрафа) — в противном случае был бы нарушен принцип состязательности. Предоставление доказательства — это право стороны, отказ от реализации которого может привести к риску в виде принятия судом решения не в пользу этой стороны (часть 2 статьи 9 названного кодекса), а понуждение к использованию данного права не допускается ни в какой форме.

4. Решение АС Ростовской области от 28.11.2019 по делу № А53-12538/2019

Ходатайство истца об истребовании доказательств у ответчика , а именно – сведений о полученных им платежах, суд отклонил как прямо противоречащие принципу состязательности процесса (статья Раздел I. Общие положения > Глава 1. Основные положения > Статья 9. Состязательность»>9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), принципам равенства и равноправия сторон (статьи Раздел I. Общие положения > Глава 1. Основные положения > Статья 7. Равенство всех перед законом и судом»>7 и Раздел I. Общие положения > Глава 1. Основные положения > Статья 8. Равноправие сторон»>8 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), а также понятию справедливого судебного разбирательства (статья Раздел I. Общие положения > Глава 1. Основные положения > Статья 2. Задачи судопроизводства в арбитражных судах»>2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации). Суд не вправе принуждать одну из сторон раскрывать доказательства в пользу и в интересах другой стороны. Представление доказательств согласно статье Раздел I. Общие положения > Глава 5. Лица, участвующие в деле, и иные участники арбитражного процесса > Статья 41. Права и обязанности лиц, участвующих в деле»>41 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации есть право стороны, но не обязанность.

Комментарий: из предложенной выборки можно сделать вывод, что судебной практике непросто дается понимание состязательности. Суды не различают случаи, когда а) сторона не представляет доказательства в своих собственных интересах. Действительно, истца или ответчика нельзя обязать доказывать, потому что доказывание – это право, а не обязанность; б) бремя доказывания лежит на одной стороне, однако доказательство находится у другой стороны – в таком случае суд по ходатайству стороны обязан истребовать доказательство у процессуального оппонента, поскольку непредставление процессуальным оппонентом этого доказательства (даже изобличающего его) является препятствием в отправлении правосудия и может существенно затруднить установление истины по делу.

Руководствуясь идеей о том, что суд действует в интересах законности, сторона, которая по объективным причинам не может самостоятельно реализовать свои процессуальные права, должна иметь возможность обратиться за содействием к судебной власти, и судебная власть должна это содействие оказать (ч. 3 ст. 9 АПК РФ, ч. 2 ст. 12 ГПК РФ).

Однако все оказалось не так плохо, и в практике все же встречаются случаи, когда суды истребуют доказательства у процессуального оппонента (или хотя бы называют условия для такого истребования) (см. выборку судебных актов п. 5-9):

5. Решение АС Свердловской области от 13.03.2020 по делу № А60-55087/2019

Согласно ч. 1 ст. Раздел I. Общие положения > Глава 7. Доказательства и доказывание > Статья 67. Относимость доказательств»>67 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации Арбитражный суд принимает только те доказательства , которые имеют отношение к рассматриваемому делу.

Из указанного следует, что ходатайство об истребовании доказательства подлежит удовлетворению только в том случае, если обозначенные в таком ходатайстве обстоятельства, которые могут быть установлены в результате исследования соответствующего доказательства , входят в круг обстоятельств, имеющих значение для рассмотрения настоящего дела, а установление данных обстоятельств без них невозможно.

Оценив круг обстоятельств, имеющих значение для рассмотрения настоящего спора, с учетом предмета заявленного требования и приведенных в его обоснование аргументов, а также представленных в материалы дела доказательств , суд приходит к выводу о том, что обстоятельства, в подтверждение которых ответчиком истребуются обозначенные доказательства , не имеют существенного значения для рассматриваемого спора.

6. Решение АС Краснодарского края от 14.03.2020 по делу № А32-38339/2019

Представители истца поддержали заявленное ранее ходатайство об истребовании доказательств у ответчика.

Суд, рассмотрев ходатайство истца об истребовании доказательств , с учетом мнения представителей ответчика и третьих лиц, счел его не подлежащим удовлетворению, поскольку истребуемые истцом доказательства не влияют на результат рассмотрения дела.

7. Постановление АС Республики Карелия от 25.02.2020 по делу № А26-2448/2019

Истец ходатайствовал об истребовании доказательств у ответчика (журнал укладки асфальтобетонной смеси, журнал испытания проб асфальтобетонной смеси, журнал входного контроля учета качества материалов, исполнительная схема асфальтобетонного покрытия (для определения места укладки смести, приобретенной у истца), договор подряда на производство работ у распределительной площадке центра «Пятерочка» С техническим заданием и сметой) и просил рассмотреть вопрос о назначении судебной экспертизы после получения истрсбуемых доказательств .

Считая ходатайство обоснованным, определением от 04.10.2019 года суд истребовал у ООО «КомплектСтрой» перечисленные документы.

8. Решение АС Приморского края от 06.02.2020 по делу № А51-23156/2019

Суд, рассмотрев ходатайство об истребовании доказательств в порядке ст. Раздел I. Общие положения > Глава 7. Доказательства и доказывание > Статья 66. Представление и истребование доказательств»>66 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ), отказал в его удовлетворении, поскольку истребуемый документ не имеет правового значения для рассмотрения дела по существу.

9. Постановление 9ААС от 01.08.2019 по делу № А40-42578/2017

Определением суда первой инстанции от 15.01.2019 г. в рамках настоящего дела о банкротстве было удовлетворено ходатайство Конкурсного управляющего об истребовании доказательств , У Ответчика истребованы заверенных копий договоров.

Истребованные судом документы, в том числе оспариваемый агентский договор были представлены Ответчиком.

Комментарий: условие о том, что истребуемое доказательство должно иметь значение для правильного разрешения спора, видится нам обоснованным. Смысл истребовать доказательства у процессуального оппонента есть только тогда, когда в них содержатся сведения не о любых фактах, а только о тех, о которых стороны спорят.

Вместе с тем в гражданском и арбитражном процессах нет и не может быть права ответчика не свидетельствовать против самого себя, поскольку такое право существует у частного субъекта только в отношениях вертикальных, т.е. частно-публичных.

Истребование доказательств от процессуального оппонента по ходатайству противоположной стороны направлено на достижение главной цели правосудия, заключающейся в защите нарушенных прав, свобод, законных интересов граждан и организаций. Поэтому частный интерес процессуального оппонента, кроющийся в собственном «неизобличении», должен преломляться сквозь цели правосудия как в арбитражном, так и в гражданском процессе.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector